Никто не может выбирать время, в которое живет, и народ, из которого ведет свой род. Лесе Украинке суждено было быть дочерью народа, который страдал от чужого гнета, и творить в таких условиях, когда этот гнет препятствовал социальному и культурному развитию родного края. Поэтому  литераторы считали за обязанность своим творчеством прислужиться национальному и духовному освобождению народа. Мотив роли поэта и поэзии в общественной жизни Родины часто случается в творчестве многих предшественников Леси Украинки. «...возвеличу малых рабов тех немых. Я на стороже около них поставлю слово», — писал Тарас Шевченко. Леся Украинка не осталась в стороне этой проблемы. Во многих стихотворениях она декларирует свое стремление служить родному народу своим страстным словом: «И все-таки к тебе мысль несется, мой загубленный, несчастный народ», «Украина! плачу слезами над тобой...». По глубокому убеждению Леси Украинки, поэт может и должен сделать свой талант, своя одаренность оружием в борьбе за духовное освобождение народа, за улучшение его положения, за права, за лелеяние его культуры и достойного национального самосознания: 

  • Слово, моя ты единственное оружие
  • Мы не должны погибнут оба!
  • Может, в руках неизвестных братьев
  • Станешь ты лучшим мечом на палачей. 

Со всей силой своей пламенной натуры Леся Украинка презирала «придворное» искусство, часто отмечая: творческое вдохновение, истина, которую ищет настоящий художник, не должна зависеть от бумажника. Эта мысль широко развернута в ее поэме «Древняя сказка». Главный герой произведения, поэт, олицетворяет тех настоящих художников, которые не продавали за сомнительные барские милости своего умения и совести. Он владеет значительно больше богатством. Его творческое воображение может рисовать ему дворцы в сто раз пышнее тех, которыми утешается барство. Поэт владеет вовек не доступной им силой — сокровищами слова. А слово может много сделать: способно вызывать любовь и ненависть.

  • Насмешка, скрытая в нем, труса сделает смелым.
  • Жало, спрятанное в нем, заживит разбитое сердце.

Поэтому пока правитель Бертольдо разумно правил страной, талантливое слово поэта склоняло к нему людей, получило для него любовь любимой девушки, поддерживало победоносный дух его войска, спасало от досадного поражения в битве с бусурманским захватчиком. Но когда жажда заступила ум повелителя, слово поэта восстало против его произвола и разбудило неповиновение в сердцах подчиненных Бертольда. Зря господин пытался укротить вольнолюбивый дух крамольного певца, зря подкупал его сказочной роскошью. Если художник настоящий, его Муза не умеет брать фальшивые ноты, петь чужим голосом, врать в обмен на барскую ласку. Поэт знает, что ожидает его за бунтарство, к чему приведет отказ стать придворным певцом «его светлости». И все-таки он говорит слугам графа: 

  • Золотых не хочу лавр
  • С ними счастье не получу.
  • Как я ими увенчаюсь
  • То поэтом уже не буду. ...
  • Не поэт, кто забывает
  • О страшных народных ранах
  • Чтобы себе на свободные руки
  • Золотые надеть кандалы!

 Не будет ошибкой сказать, что образ поэта из «Древней сказки» напоминает саму Лесю Украинку. Все ее стихотворения, от первого до последнего, продиктованы сердцем, ни в одном не пошла она против совести. А слово Леси Украинки, как любое талантливое слово и как искусство вообще, имеет еще одно свидетельство своей силы: над ним не властное время. Оно пронизывает десятилетие за десятилетиями и всегда находит отзыв в сердцах людей.