Вадцать пятое апреля объявлено в Италии национальным праздником. В этот день — годовщину всенародного восстания 1945 г., победно завершившего эпопею итальянского Сопротивления,—по всей стране, у торжественных мемориалов и на скромных сельских кладбищах при большом стечении народа собираются ветераны освободительной борьбы. Это не только долг памяти, но и своего рода присяга на верность идее антифашизма, живой и актуальной и сегодня — сорок лет спустя.

Исторический опыт второй мировой войны и Сопротивления породил в Италии важные сдвиги национальной жизни во всех слоях итальянского общества — сдвиги не только социально-политического, но и духовного характера. Огромно воздействие этого опыта на всю итальянскую культуру, обретшую качественно иную направленность, новое идейно-художественное наполнение по сравнению с предшествующим периодом. Именно обращаясь к тематике войны и Сопротивления, рождалась, по существу, послевоенная прогрессивная литература Италии, отразившая в повествовании о пережитых страной драматических событиях смену этических ценностей, глубокие изменения в народном сознании под воздействием освободительной антифашистской борьбы.

Следует напомнить об особом характере исторического процесса в Италии первой половины 40-х годов нашего столетия. Итальянскому народу и государству довелось испытать в эти годы не одну, а две принципиально разные войны. Первая навязанная стране фашизмом захватническая война в союзе с гитлеровской Германией противоречила национальным интересам: итальянские войска выступали в ней в 1940— 1943 гг. как оккупанты во Франции, Югославии, Албании, Греции и на Восточном фронте, в СССР, куда был направлен крупный экспедиционный корпус (так называемый АРМИР1), дислоцированный на Украине и на Дону. В результате полного разгрома АРМИРа в донских степях после Сталинградской битвы, последовавших затем ударов югославских партизан и наконец — высадки союзников в южной Италии к лету 1943 г. военная авантюра итальянского фашизма, а вместе с ней и фашистский государственный строй потерпели крах. В июле 1943 г. Муссолини лишился власти и был арестован, а 8 сентября того же года Италия капитулировала.

Выход из войны повлек за собой немедленную оккупацию Италии гитлеровцами, которые, сколотив на севере страны марионеточную фашистскую «республику» во главе с бежавшим туда Муссолини и его приспешниками, установили на территории бывшего союзника режим террора и репрессий. Начались кровавые расправы с антифашистами, массовые высылки бывших военнослужащих и гражданского населения в Германию — в концлагеря и на трудоповинность. Итальянская земля на два года превратилась в театр военных действий. Трагедия итальянского народа усугублялась нечистой политической игрой англо-американских союзников, которые не желали оказывать помощь антифашистскому партизанскому движению.

Тогда-то и развернулась в Италии вторая — патриотическая, антифашистская война, получившая, как и в других оккупированных странах Европы, название Сопротивления. Сначала в горных районах, а затем в лесистых и бездорожных местах формируются партизанские соединения. В городах ширится забастовочное движение, саботаж на предприятиях, работающих для оккупантов. Складывается крепкое и разветвленное антифашистское подполье — так называемые «группы патриотического действия» («гап»), организующие смелые нападения на фашистские комендатуры, гитлеровские штабы. Огромную роль в вооруженном Сопротивлении играли подразделения «гарибальдийцев», находившиеся под руководством Коммунистической партии Италии. Комитет национального освобождения, куда входили представители всех течений Сопротивления, подготовил всенародное восстание 25 апреля 1945 г., в результате которого силами партизан и отрядов «гап» были освобождены крупнейшие промышленные центры Италии (в том числе Милан); гитлеровская оккупационная армия, занимавшая так называемую «готическую линию обороны» в Северной Италии, вынуждена была отступить с итальянской территории. Дело освобождения страны фактически было завершено не англо-американскими армиями, а силами всенародного Сопротивления.

В антифашистской борьбе, в которой приняли участие самые широкие слои итальянской интеллигенции, разрушался кастовый барьер между творцами культуры и массами — барьер, который, как еще в 30-егоды проницательно указывал А. Грамши, «может быть разбит только мощным народным или национальным движением снизу» 2. Именно это «движение снизу», Сопротивление, принесло итальянской культуре расширение горизонтов, освобождение от канонов фашистской «культурной автаркии» и вытекавшего из нее провинциализма, принесло демократический настрой, интерес к реальности и народной жизни.

Из стремления правдиво рассказать о свершившихся социально-исторических потрясениях, повлиявших на судьбу Италии, раскрыть роль в них народа родилось в послевоенной итальянской литературе и искусстве направление неореализма, более чем на десять лет определившее лицо итальянской культуры и занявшее столь видное место в общеевропейском культурном процессе. Этот поворот к реализму под общественным и духовным воздействием Сопротивления обусловил национально-историческую специфику итальянской литературы, кино, изобразительного искусства, драматургии послевоенной эпохи. Неореализм — это одновременно и «реализм снова», т. е. возвращение к реалистической традиции, подорванной в период фашистского «чериого двадцатилетия», но в то же время это и «реализм новых времен», отражающий современную действительность с ее противоречиями и ищущий для этого новые изобразительные средства3.

Богатой и своеобразной была итальянская неореалистическая литература конца 40-х — начала 50-х годов, посвященная войне и антифашистскому Сопротивлению. В документальной прозе и в новеллах, повестях, романах вставал герой нового типа — простой человек, шедший на борьбу против фашизма не столько в силу четко осознанных идей, но по зову сердца, руководимый жаждой справедливости, ненавистью к насилию, свободолюбием. Этот герой, выходец из народа, оказывался — впервые в итальянской словесности — вершителем национальной судьбы, протагонистом истории. В героике будней Сопротивления, представленных в литературе неореализма без прикрас и помпезности, проявляются лучшие черты итальянского национального характера. Таковы старая Апье-зе-партизанка из романа Р. Вигано «Аньезе идет на смерть» (1949), мужественная Сперанца в одноименной повести С.-М. Бонфанти (1952), молодые партизаны в романе Э. Витторини «Люди и нелюди» (1945). В проникнутых суровым драматизмом партизанских новеллах и повестях этого периода у И. Кальвино, М. Вентури, Дж. Фенольо проходит тема закалки характера, формирования и самоутверждения личности.

Авторы произведений, посвященных антифашистской борьбе 20— 30-х годов, сообщают этим событиям оптимистическую перспективу, провидя в них предысторию грядущего Сопротивления. В романах В. Пра-толини «Квартал» (1945) и «Повесть о бедных влюбленных» (1947) показано рождение в среде городских бедняков активных, сознательных антифашистов; образ кузнеца-коммуниста Мачисте в «Повести о бедных влюбленных» — одно из наиболее ярких художественных завоеваний литературы неореализма.

Демократичность, гуманизм, вера в человека из народа и в силу народной солидарности, интерес к социальным проблемам — таковы общие черты литературы неореализма, присущие движению в целом. Те же мотивы стали определяющими и для выдающегося явления итальянской культуры этих лет — неореалистического кинематографа, надолго завоевавшего ведущую роль в послевоенном мировом киноискусстве. И здесь — как в фильмах, непосредственно посвященных войне и Сопротивлению («Паиза!», «Рим —открытый город», «Ахтунг, бандиты», «Все —по домам»), так и в лентах о тяжкой послевоенной жизни простого люда («Нет мира под оливами», «Похитители велосипедов», «Рим, 11 часов», «Дорога надежды» и др.) — звучит вера в лучшее будущее, которое парод завоюет силою солидарности и непримиримости ко злу фашизма.

Тематика войны и Сопротивления, таким образом, стала в литературе неореализма и в других видах искусства не только сюжетной доминантой, по и ключом к решению вопросов метода, жанрообразующим фактором; она определила стилистические и языковые сдвиги, кардинально изменила круг героев художественных произведений. И в дальнейшем, на протяжении послевоенного сорокалетия, когда на смену неореализму пришли новые художественные тенденции, круг проблем, связанных с событиями антифашистской борьбы, по-прежнему играет важную роль в итальянском литературном процессе и, в свою очередь, приобретает новые ракурсы в диалектической связи с актуальными проблемами сегодняшнего дня.