Цель: формировать у учащихся понимание логики человеческого характера; проверить знание пушкинской лирики; совершенствовать навыки работы с эпическим произведением и умение извлекать необходимую информацию для аргументации своих суждений; «развести» в сознании восьмиклассников понятия «образ» и «характер». Оборудование: материалы для «карточной игры».

ХОД УРОКА

I. «Разминка»

Продолжить строки известных произведений А. Пушкина

Темницы рухнут — и свобода [Вас примет радостно у входа…] («В Сибирь»)

Молю святое провиденье: [Да голос мой душе твоей Дарует то же утешенье!]

(«И. И. Пущину»)

Во глубине сибирских руд [Храните гордое терпенье…]

(«В Сибирь»)

II. Проверка домашнего задания

(Акцентировать внимание учащихся на самокритичности героя при описании им инцидента, произошедшего в симбирском трактире, и на том, как сказалось крепостническое воспитание молодого Гринева на его обращении с Савельичем.)

III. Постановка целей и задач урока

IV. Работа над темой урока

1. Слово учителя об отношениях понятий «образ» и «характер»

— О понятии образа в широком смысле говорилось на первом уроке, образ человека в литературе — картина человеческой жизни, охватывающая и окружающий человека мир вещей и природы, и отношения с другими людьми, с обществом; характер в литературе является ядром, основой этой картины.

2. Беседа с учащимися

• Как расширяются впечатления Гринева о крепости и её обитателях на второй день пребывания в ней?

• Каким же видит и описывает приступ и поведение обитателей Бело-горской крепости Гринев? (Противостояние двух лагерей; стремление командования крепости как можно достойнее встретить неприятеля; отважное поведение капитана Миронова.) О каких качествах самого молодого офицера свидетельствуют эти наблюдения? (Хладнокровие, объективность, мужество)

3. Анализ поведения Гринева в сцене казни на площади

• Каким мы видим героя перед лицом смерти?

• Как выполняет он наказ отца беречь «честь смолоду»?

• Какую идейную позицию занимает? (Для Гринева Пугачев — враг, пугачевцы — разбойники. Своими убеждениями, душой и сердцем — он с теми, кто погибает на его глазах: капитаном Мироновым, Иваном Игнатьевичем.)

V. Подведение итогов урока

Комментарий для учителя. Можно сказать, предваряя следующий урок, о взаимоотношениях Петра Гринева и Пугачева и продолжении становления характера молодого человека, о том, как подчас лукавы и причудливы бывают жизненные зигзаги: разве мог представить Гринев в момент казни, глядя в «сверкающие» глаза Пугачева, насколько тесно окажутся переплетенными судьбы их обоих?

VI. Домашнее задание

Подготовить ответ на вопрос:

Что и как именно меняется в характере героя, в его отношении к событиям, людям, в его просветленном облике за время пребывания под началом капитана Миронова (на материале первых семи глав). Индивидуальные задания нескольким ученикам (см. урок № 21).

Переменка

ЭТЮД О ПРОЩАНИИ*

Гринев «присутствовал при казни Пугачева, который узнал его в толпе и кивнул ему головою, которая через минуту, мертвая и окровавленная,

* Что называется «с конца» можно начать уроки по «Капитанской дочке» А. Пушкина. При этом данный материал окажет учителю необходимую помощь.— Авт. показана была народу». Загадочен и непостижим этот поистине фантастический, как напишет М. Цветаева, «кивок с плахи». Что хотел сказать напоследок «черный» Емеля — не то «волк», не то «человек» — чистенькому, молоденькому дворянину? И хотел ли вообще что-то сказать? Убийца родителей девушки, которую любит Гринев, шлёт свой прощальный «знак», исполненный таинственного значения. Не толпе, любопытной и жаждущей крови, а ему, единственному в ней. О чём думает в последнюю минуту «беглый каторжник», «оголтелый пьяница», «злодей», «изверг», «ужасный человек», «самозванец», как именуют вождя мятежников дворяне? Свои отношения с Пугачевым Гринев называет приятельскими. Но и приятелю в такие минуты — с плахи! — вряд ли кивают. Вот и пойми этот «кивок» под нависшим топором. Эту улыбку смертника. На самом деле, как свидетельствуют факты, Пугачев вёл себя перед казнью совсем не так. Ему изменило хладнокровие. Загадку он задает под пером Пушкина. Тем более интересно её разгадать. Пушкин 30-х годов — сплошные символы, намёки, за которыми разом и высота, и глубина художественных значений. Не будем забывать и о том, что личным и всевластным цензором автора «Капитанской дочки» на протяжении целого десятилетия был, как известно, сам царь. Давнишний спор двоих — самодержца и поэта — не только не затихал, но и все более обострялся. В этом плане любопытно провести аналогию в отношениях царя-самозванца к Гриневу и царя-самодержца к Пушкину. В ком из них больше отеческого, т. е. истинно царского?

Один — порождение русского бунта, по слову Пушкина, «бессмысленного и беспощадного»; другой — самодержавно-крепостнического режима. «Пугач» жесток по темноте и отчаянию; Николай — по убежденности и безнаказанности. Быть может, это каким-то образом прояснит, во-первых, «присутствие» Гринева на казни своего «благодетеля», а во-вторых, одиночный, лишь одному предназначенный и одному понятный кивок. Впрочем, не исключено, что Пугачёв и себе кивнул… <…>.

Загадочный кивок — это и завершение спора о том, как жить: недолгим веком орла, любящего «живое», или расчетливой мудростью ворона, клюющего «мертвечину». Не только в давнем и неоконченном споре, когда рядом с Гриневым Пугачев ехал вызволять Марью Ивановну из-под опеки Швабрина, но и теперь — уже рядом с палачом! — гордым кивком головы, покуда она ещё цела, утверждает Емеля, <…> орлиную психологию и позицию в жизни <…>. Не жалкий, пугливый петух <…>, а орел, бросающий вызов смерти, положит сейчас свою голову на лобное место. И пусть увидят именно эту (!) голову, а не ту, которую вскоре всем покажут. И — руку, что, как и голова, тоже будет отрублена. Верно, Гринев её тогда не поцеловал, а ведь стоило только платком махнуть… Может, не с заячьего тулупчика, а с нецелованной руки все и началось — влечение к родственной (!) душе, а уж милость — дело второе, нехитрое.

Е. Ильин