В образах центральных героев выявляется толстовская концепция нравственной свободы человека.

В одном из черновиков Толстой так объяснил свое обращение к жизни образованных людей дворянского сословия: «Я буду писать историю людей, живших в самых выгодных условиях, людей свободных от бедности, от невежества и независимых...». Значит, по Толстому, только свободный, т. е. ни от кого не зависящий человек может ощутить границу своей свободы, осознать пределы ее достойного применения и совершать то, что необходимо. Центральные герои, благодаря независимости, имеют возможность строить собственную жизнь инициативно и самостоятельно. Для независимого человека нормальным является добровольный отказ от соблазнов своеволия. Толстой выступает за нравственную свободу личности, против какого-либо насилия над ней. И одновременно выступает против свободы как произвола. Жизнь, по Толстому, — это школа не принудительного подчинения требованиям бытия.

По Толстому, простор для свободы человека есть до тех пор, пока не укреплены его связи с окружающей жизнью, т. е. с другими людьми. «Чем меньше наша деятельность связана с деятельностью других людей, тем она свободнее, и наоборот, чем больше деятельность наша связана с другими людьми, тем она не свободнее». Несвободу человека, связанного с окружающими людьми, Толстой ставит выше свободы человека, обособленного от других людей. С этой мыслью вполне согласуются судьбы героев «Войны и мира». Со временем различные и даже противостоящие друг другу герои Толстого сближаются между собой (например, Николай Ростов и Марья Болконская). В «Эпилоге» всех центральных героев объединяет мудрое понимание необходимости повиноваться простым законам жизни. Любимые герои Толстого приходят к ясному ощущению того, как следует жить и что нужно делать. Эта мудрость приносит им удовлетворение и радость. Здесь своеволию и эгоизму противопоставляются не искусственные ограничения свободы, а добровольное подчинение простым и одновременно великим законам бытия. Нравственная сила толстовских героев состоит не в том, чтобы чего-то добиться (из 5 центральных героев только один князь Андрей хочет добиться официальной славы и официального признания), а в способности не впустить в свою жизнь фальшивое и искусственное.

Самые близкие Толстому герои своим поведением не стремятся что-либо отвергнуть, оспорить, утвердить или доказать: они слишком переполнены жизнью, чтобы беспокоиться о своей репутации. Такая «беспечность» связана с их жизненной крепостью, а вовсе не с трагичной беззащитностью, свойственной, например, Соне Мармеладовой или главному герою романа Достоевского «Идиот» князю Мышкину.

Любимым героям Толстого дана способность быть не скованными, душевно открытыми, бесхитростными и не играть никакую роль. В этом Толстой спорит с писателями, герои которых усилием воли демонстрируют свою позицию и одновременно прячут свои чувства. Таковы, например, Онегин и Печорин с их позами неприступности. Для Толстого закон подавления в себе чего-то важного является печальной данью сердечной скованности и духовной несвободе. Такими скованными выглядят тургеневский Базаров, который не хочет «рассиропливаться», и «особенный человек» Рахметов, подчиняющий свое поведение исключительно аскетическим принципам.

Мы видим, что Толстой совершил художественное открытие, показав своих любимых героев душевно свободными, безыскусственными, внутренне развивающимися. В чем же заключается особенность толстовского взгляда на людей? Можно сказать, что взгляд Толстого на человека не безмятежно спокойный, не холодно анализирующий и не созерцающий, а проникновенный и любовно прозревающий. Взгляд Толстого устремлен сквозь видимые формы поведения человека к внутренним духовным первоосновам его поступков, т. е. Толстой демонстрирует на примерах центральных героев свой дар видеть «насквозь, с любовью». И такому умению «смотреть вглубь» Толстой учит нас, читателей.