«Каждый художник приходит в искусство прежде всего с правдой собственного опыта, с собственным пониманием и объяснением мира», — писал Василий Владимирович Быков. Великой школой жизни стала для будущего писателя война, на которую он попал совсем молодым и достойно прошел ее испытания. Оставшись живым, Быков хочет рассказать миру об увиденном, пережитом и выстраданном. Военная тема стала почти единственной в его творчестве.

В своих военных повестях Василий Владимирович создает широкую галерею человеческих характеров, через которые раскрывает многогранность народного подвига в годы Великой Отечественной войны. Писатель показывает незаметных, рядовых участников войны, которые своим героизмом и самоотверженностью приближали Великую Победу.

Быкову интересны люди с несгибаемой волей, стойкие и сильные духом. Не всегда это крепкие физически, богатырского сложения герои. Скорее наоборот: маленькая и ладная Зося Норейко («Пойти и не вернуться»), больной, простуженный, страдающий от сильного кашля Сотников («Сотников»), прихрамывающий на одну ногу Алесь Иванович Мороз («Обелиск») — обычные люди, волей судьбы оказавшиеся перед выбором: или — или. И постепенно писатель дает психологическое обоснование их героическим поступкам. Они живут по законам установленного ими порядка, где нельзя лгать, подличать, идти на компромисс с совестью. Они прекрасно знают, что потом уже трудно будет оставаться человеком. А для лучших героев Быкова жить — это значит не поступаться главным, во что верил, что ставил во главу угла, чему учил других. Именно поэтому выбирает смерть Сотников, идет в немецкий плен к своим ученикам Мороз, не соглашается на «счастье с Антоном» Зоська Норейко.

Писателю интересна психология подвига: как человек, превозмогая природу самосохранения, «добровольно» соглашается на смерть, отстаивая свои принципы. Как правило, герои Быкова немногословны. Буднично и обреченно, стойко и без колебаний они выбирают единственно возможный для них путь — смерть, если невозможна жизнь «по их законам правды».

Но Быков не был бы до конца честным, если бы не показал другую сторону войны — малодушие и предательство. Разными путями приходят к нему его герои: Рыбак («Сотников») и Антон («Пойти и не вернуться»), Каин («Обелиск») и Колонденок («Знак беды»), но всегда этот путь заканчивается тупиком. Антон чувствовал, что «война загоняла его в тупик, из которого не было выхода».

И если лучшие герои писателя как бы восходят к вершинам своего духа, умирают во имя будущего, торжества правды и свободы, то предатели, все больше погрязая в убийствах и грабежах, стараются заглушить жалкие угрызения совести.

Уже с петлей на шее Сотников видит глаза мальчонки, который непременно доживет до конца войны, запомнит все увиденное, не допустит его повторения. А Рыбак бесславно, не выдержав своей подлости, гибнет в собственной петле. Это его не спасет. Все видели, как он вешал товарища. Это мальчонка тоже запомнит: кровь предателя не смывает его греха.

Прочитав однажды, повести В. Быкова невозможно забыть. Они правдивы и своеобразны, показывают войну без прикрас, обнажая ее страшную суть. Его повести, как правило, не имеют «счастливых концов», герои гибнут, но такова логика войны. Невозможно быть счастливым и безмятежным, когда кругом льется кровь твоих соотечественников.

Повести В. Быкова, к сожалению, стали актуальными. Сколько новых «горячих точек» появилось на карте мира! Писатель-гуманист призывает задуматься над ценностью человеческой жизни, над невосполнимостью людских потерь.

Сюжеты повестей Василя Быкова представляют собой обычно какой-нибудь небольшой военный эпизод. Нравственная проблема же служит ключом, открывающим дверь в произведение. Так построены «Круглянский мост», «Обелиск», «Сотников», «Волчья стая» и некоторые другие произведения писателя. Особенно интересуют Быкова такие ситуации, в которых человек должен руководствоваться не прямым приказом, а своим нравственным компасом.

Учитель Мороз из повести «Обелиск» воспитывал в детях доброе, светлое, честное. И когда пришла война, его ученики устроили покушение на полицая. Детей арестовали. Немцы пообещали отпустить ребят, если явится укрывающийся у партизан учитель. С точки зрения здравого смысла являться Морозу в полицию было бесполезно: гитлеровцы все равно не пощадили бы подростков. Но с нравственной точки зрения Мороз должен был подтвердить своим поступком то, чему он учил детей, в чем убеждал их. Мороз не мог бы жить, если бы хоть один человек подумал, что он струсил, оставил детей в роковой момент. Учитель был казнен вместе с ребятами. Кто-то, может быть, расценит его поступок как безрассудное самоубийство. Но я так не думаю.

После войны на обелиске на месте расстрела школьников его фамилии не оказалось! Но нашлись те, в чьих душах проросло то доброе семя, которое заронил Мороз своим подвигом. Они сумели добиться справедливости: имя учителя было дописано на обелиске вместе с именами ребят-героев.

В заключение своей повести Быков делает читателя свидетелем спора, в котором один из сегодняшних умников пренебрежительно говорит, что нет особого подвига за этим Морозом, так как он даже ни одного немца не убил. В ответ на это собеседник, в ком жива благодарная память героям войны, резко говорит: «Он сделал больше, чем если бы убил сто. Он жизнь положил на плаху. Сам. Добровольно. Вы понимаете, какой это аргумент? И в чью пользу...». Этот аргумент как раз и относится к нравственному понятию: доказать всем, что твои убеждения сильнее грозящей смерти. Мороз переступил через естественную жажду выжить, уцелеть. С этого начинается героизм одного человека, столь необходимый для поднятия нравственного духа общества.

Герои Василя Быкова всегда стоят перед выбором. В книге «Сотников» перед нами два главных героя — Сотников и Рыбак. Рыбак более приспо соблен к жизни нежели Сотников. Он силен, ловок, вынослив, он не трус, — сам вызвался идти в разведку с Сотниковым. Попав в партизанский отряд, ни от какой работы не отказывался. Рыбак ненавидит немцев и полицаев, предавших свой народ. На протяжении всей повести он заботится о своем товарище Сотникове. Он тащит его на себе, хотя сначала проявил слабость и бросил раненого товарища.

Страх за свою жизнь охватил Рыбака. И не удивительно, ведь в каждом человеке живет инстинкт самосохранения. Но он поборол свой страх, хотя это было для него не просто. Совесть одержала победу над жалостью к себе. Казалось бы, все хорошо, что хорошо кончается. Но на этом повесть не кончается. Попав в плен, Рыбак выбирает путь предательства, в отличие от Сотникова.

Сотников по физической силе уступает Рыбаку. Он менее приспособлен к жизни на войне. Но даже будучи больным, он идет в разведку, ибо если не он, то кто же? Всю дорогу Сотников испытывает перед Рыбаком чувство вины, потому что болен, ранен, потому что отстает. Время же терять нельзя.

Оба героя становятся перед выбором. И вот они оказались по разные стороны одной черты, разделяющей друзей и врагов. Рыбак, чувствуя себя виноватым, старается убедить себя, что большой вины за ним нет. Рыбак пытается заглушить голос совести, но ему это не удается. Он должен выбить чурбак из-под ног Сотникова, когда того будут вешать. И от этого он в ужасе!

Сотникову противно от предательства Рыбака. Он обводит взглядом толпу, и последний, кого он видит, — мальчик, который со страхом наблюдает за казнью. Сотников не удержался и улыбнулся мальчугану одними глазами. Он словно хочет сказать, что лучше умереть, чем быть предателем.

Страдания Сотникова закончились с его казнью. А вот у Рыбака начались проблемы с совестью. И здесь возникает аналогия с библейской историей Иуды Искариота. Рыбак понимает, что ему не вырваться, и решает свести счеты с жизнью, «...в тартарары, навеки... это единственный возможный выход...» Но судьба не дает ему даже такой возможности. И он продолжает жить, изнывая от мук совести.

Проблемы столкновения добра и зла, равнодушия и гуманизма актуальны всегда, и, как мне кажется, чем сложнее нравственная ситуация, тем сильнее интерес к ней. Конечно, эти проблемы не могут быть решены одним произведением и даже всей литературой в целом. Каждый раз это личное дело каждого. Но, может быть, людям будет проще сделать выбор, когда они будут иметь нравственный ориентир.