Романтизм как новое направление русской литературы зарождается и формируется постепенно. Романтические тенденции можно подметить в различных явлениях русской литературы конца XVIII — начала XIX в. Предпосылки романтизма наметились в наиболее широко распространенном литературном направлении этого времени — в сентиментализме. Интерес к человеческой личности и ее внутреннему миру, культ чувства и «чувствительность», психологизм и субъективизм создавали благоприятную почву для становления романтизма. Не случайно В. А. Жуковский признавал себя учеником и последователем Н. М. Карамзина.

Тенденции романтизма можно усмотреть и в просветительском течении русской литературы. Если «Путешествие из Петербурга в Москву» было связано с процессом становления русского реализма, то в поэзии А. Н. Радищева, в особенности в его героико-исторической поэме «Песни, петые на состязаниях в честь древним славянским божествам», прослеживаются истоки будущего революционного романтизма. Романтические тенденции можно отчасти наблюдать и в литературной деятельности членов Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, в частности у А. X. Востокова. Если традиции Карамзина наследует Жуковский, то традиции Радищева и поэтов-просветителей начала XIX в. найдут продолжение у поэтов-декабристов.

Новые литературные интересы характеризуют и сложившийся вокруг Г. Р. Державина в последние десятилетия XVIII в. Кружок поэтов, в состав которого входили Н. А. Львов, В. В. Капнист, И. И. Хемницер. Их объединяли интерес к русской народной поэзии и стремление почерпнуть в ней новые, самобытные образы, мотивы, формы, которые могли бы сообщить национальное своеобразие русской литературе, что станет позднее одним из основных принципов романтической эстетики. Особенно настойчивым в осуществлении этих требований был Н. А. Львов (1751 —1803), автор незаконченной поэмы «Добрыня, богатырская песнь» (1796, опубл. 1804), которую он рассматривал как опыт «русской эпопеи в совершенно русском вкусе».

Росту интереса к национальной поэзии в большой мере способствовали две литературные публикации: в 1800 г. было напечатано незадолго до того открытое «Слово о полку Игореве», а в 1804 г. вышли «Древние русские стихотворения» Кирши Данилова.

«Слово о полку Игореве» было восторженно встречено деятелями русской культуры и литературы как величайший памятник старинной национальной поэзии. Имя древнерусского певца Бояна, упомянутого в «Слове», было поставлено в один ряд с именами таких народных певцов, как Гомер и Оссиан. Скоро стали появляться стихотворные переложения «Слова о полку Игореве» на современный русский язык. В творчестве писателей того времени (Херасков, Карамзин, Радищев, Востоков, Нарежный, Жуковский) можно встретить многочисленные и разнообразные отклики на новый поэтический памятник: заимствованные оттуда образы, мотивы, выражения. М. М. Херасков, которому принадлежит первое упоминание в печати о ценной находке (в третьем издании поэмы «Владимир Возрожденный», 1797), высоко оценил значение «Слова о полку Игореве» для русской поэзии. В «Ба-хариане» он пишет о древнерусском памятнике:

  • Вот для нас достойный образец,
  • Как дела героев воспевать.

Не меньшее значение имел и выход сборника «Древние русские стихотворения», содержавшего все основные русские былины и исторические песни. Перед поэтами и исследователями впервые с такой полнотой раскрылся мир национального эпоса. В журнале «Патриот» была отмечена ценность новой публикации как доказательства того, что «русские занимались издревле благородною страстью к поэзии, чувствовали такт стихов и не уступали в песнях другим земным народам». Было признано значение собранных материалов и для понимания «нравов, обычаев, мнений и языка наших предков». В «Северном вестнике» была напечатана статья «Изображение просвещения россиян», в которой на основании опубликованных песен и ранее напечатанного «Слова о полку Игореве» сделана попытка выяснить роль «бардов», воспевавших подвиги древнерусских героев. Вслед за тем начинают появляться статьи и книги, в которых определяется значение и ценность самобытной древнерусской литературы и народной поэзии (например, напечатанное в 1809 г. «Рассуждение о древней русской словесности» Н. Грамматина). Задачу научного собирания и изучения русского фольклора ставит Востоков, которому принадлежит и первая научно обоснованная теория русского народного тонического стиха («Опыт о русском стихосложении», 1812).

Признание эстетической ценности русской национальной поэзии было одним из проявлений новых художественных вкусов — романтических. Под влиянием новых взглядов на народную поэзию поэты все чаще обращаются к фольклору как богатому источнику национально самобытных поэтических образов, мотивов, сюжетов, ритмических и стилистических форм. В литературе приобретают популярность жанры «русской песни», «русской сказки», «русской эпопеи», созданные по образцу жанров русского фольклора.