На уроке, посвященном изображению чиновничьего мира в поэме, можно провести «заочную экскурсию» по губернскому городу N (гл. 1, 7—10). Внимательно рассмотрим улицы города, вывески на домах, присутственные места. «Посетив» губернаторский дом, трактир, в котором останавливался Чичиков, придем к выводу, что город N — символ «городского безделья», пустоты и пошлости.

Для чего Гоголь стремился в первом томе воссоздать страшные, безнадежные, уродливые картины современной России, обнаружить со всей беспощадностью «пошлость пошлого человека»?

Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним мудрую сказку Евгения Шварца «Дракон». Перечитаем диалог Дракона и странствующего рыцаря Ланцелота, вызвавшего чудовище на бой:

«Дракон. Мои люди очень страшные. Таких больше нигде не найдешь. Моя работа.

Я их кроил.

Ланцелот. И все-таки они люди.

Дракон. Это снаружи.

Ланцелот. Нет.

Дракон. Если бы ты увидел их души — ох, задрожал бы.

Ланцелот. Нет.

Дракон. Убежал бы даже, не стал бы умирать из-за калек. Я же их, любезный мой,

Лично покалечил. Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам — человек околеет. А душу разрубишь — станет послушной, и только. Нет, нет, таких душ нигде не подберешь. Только в моем городе. Безрукие души, безногие души, глухонемые души, легавые души, цепные души, окаянные души. Знаешь, почему бургомистр притворяется душевнобольным? Чтобы скрыть, что у него и вовсе нет души. Дырявые души, продажные души, прожженные души, мертвые души. Нет, нет, жалко, что они невидимы.

Ланцелот. Это ваше счастье.

Дракон. Как так?

Ланцелот. Люди испугались бы, увидев своими глазами, во что превратились их души. Они на смерть пошли бы, а не остались покоренным народом».

У Шварца речь идет о «невидимых» душах. Гоголь создавал их видимыми. Чтобы люди испугались, чтобы пробудились от мертвящего сна и постарались спастись, вернуть себе живые человеческие души. В этом и состоит сверхзадача первого тома поэмы.

Далее необходимо подробно остановиться на эпизоде посещения Чичиковым гражданской палаты, «храма Фемиды». Перед нами «храм» взяточничества, лжи и казнокрадства. Если в описании общей атмосферы города все окостенело, устоялось, омертвело до такой степени, что даже трудно представить себе возможность какого-нибудь движения, то в палате жизнь кипит.


В описании «храма Фемиды» важнейшую роль играет комическое преломление образов «Божественной комедии». В этом якобы храме, в этой цитадели разврата, возрождается образ Ада — хоть и опошленного, комического, — но истинно русского Ада. Самое страшное и самое трагическое заключается в том, что «мелкий бес» — палатный чиновник — почитает председателя Солнцем, его кабинет — Раем, а гостей — святыми Ангелами.

В отличие от тихой, размеренной помещичьей жизни, где время, кажется, застыло, жизнь города внешне кипит, клокочет. Но жизнь эта призрачна, это не деятельность, а пустая суета. Что взбаламутило город? Сплетни о Чичикове! Городские чиновники и их жены приняли все так близко к сердцу, что ни о чем другом и говорить не смели, а прокурора это заставило впервые в жизни задуматься и от несвойственного ему напряжения умереть. На уроке необходимо проанализировать эпизод «Смерть прокурора». Именно здесь Гоголь подчеркивает, что окружающие догадались о том, что «у покойника была, точно, душа», лишь когда он умер и стал «одно только бездыханное тело».

Вопросы и задания для обсуждения на уроке

1. Каким вам видится город N с первых страниц поэмы? Почему Гоголь подробно описывает краски и «архитектуру» города?

2. Каким город видится глазами Чичикова и каким — глазами автора?

3. С какой целью Гоголь приводит читателя на бал к губернатору?

4. Почему при слухах о покупках Чичикова оживление и паника охватили город?

5. Почему путешествие Чичикова заканчивается «Повестью о капитане Копейкине»?

6. Сопоставьте провинциальную и столичную жизнь в поэме.

Таким образом, контраст внешней суеты и внутреннего окостенения поразителен. Жизнь города мертва и бессмысленна, как и вся жизнь этого безумного современного мира. В сильном классе можно сопоставить образ города N в «Мертвых душах» с образом города в «Ревизоре». Эти города очень похожи. Но в «Мертвых душах» укрупнен масштаб. Вместо затерянного в глуши городка, откуда «хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь», показан город губернский, центральный, «невдалеке от обеих столиц». Вместо «мелкой сошки» — городничего — губернатор. А жизнь та же — пустая, бессмысленная, «мертвая жизнь».

Бездеятельность и пустота жизни, по Гоголю, — это не только особенность героев «Мертвых душ». Это универсальное состояние, в котором находится «все человечество в массе». Из-за этого люди не могут найти правильной дороги.