Урок посвящен изучению интимной лирики Лермонтова. Несомненно, что школьники знают адресатов любовной лирики Лермонтова хуже, чем Пушкина. Поэтому на уроке нужны сообщения учащихся о женщинах, которым посвящены стихи Лермонтова, и чтение этих стихов, например:

«К Л. — (Подражание Байрону)», «Для чего я не родился…» — В. Лопухиной;

«Расстались мы, но твой портрет…» — Е. Сушковой;

«На светские цепи…» — М. Щербатовой;


«Н. Ф. Ивой» («Любил с начала жизни я…»), «Романс к И…», «К Н. И…», «Я не унижусь пред тобою…» — Н. Ф. Ивановой.

На уроке можно послушать также романсы на стихи Лермонтова, например «Нет, не тебя так пылко я люблю…» или «Мне грустно, потому что я тебя люблю…» («Отчего»).

В центре урока — анализ стихотворения «Я не унижусь пред тобою…». Вначале необходимо выяснить, можно ли разделить стихотворение на смысловые части, хотя автор не сделал в нем пробелов между строфами. (Стихотворение явно делится на части, так как в них меняется настроение лирического субъекта.)

Каково настроение и ключевые образы 1—3-го катренов? (Главные образы — Я и Ты, но «мы — чужие», «я не отдам своей свободы», «я целый мир возненавидел».) Можно ли любить сильней, возненавидев весь мир?

Как в 4—7-м катренах противопоставлены любовь и творчество? Какой характер придают этой части текста вопросительные и восклицательные интонации? В чем упрекает герой свою возлюбленную? Сопоставьте 7-й катрен с финалом стихотворения Пушкина «Я вас любил; любовь еще, быть может…». Есть ли здесь основания для сопоставления?

Каковы ключевые слова 8—10-го катренов? Какой выход видит герой из ситуации неудавшейся любви? До какого обобщения поднимается лирический субъект? («Иль женщин уважать возможно, когда мне ангел изменил?»)

Каков общий вывод стихотворения в 11—12-м катренах? («Тебе я душу отдавал», но только потому, что ошибся — «я тебя не знал».) Как поэтические интонации подчеркивают чувства лирического субъекта?

Итог урока. Лирический герой несчастен и в любви. Она приносит ему только горе так же, как и ненавистное ему светское общество, мир-маскарад. Где же выход? Может быть, спасение в мире поэзии, в поэтическом творчестве?