«Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, наполовину выросшая из почвы, сильная, злобная, честная...» Именно таким виделся Тургеневу образ Базарова, когда писатель находился еще в процессе работы над романом. Недаром Тургенева называли сейсмографом времени: он тонко чувствовал новые социальные веяния, тенденции общественного, развития.

Писатель сумел воплотить в образе Базарова новый тип разночинца, социал-демократа, нигилиста, тип, только зарождавшийся в обществе.

Образ Базарова, как своеобразное явление времени, неоднозначен, многое в поведении тургеневского героя, в его взглядах, жизненной позиции, теории спорно и вызывает противоречивые чувства. С одной стороны, Базаров, «ко всему относящийся с критической точки зрения», «не склоняющийся ни перед какими авторитетами», вызывает восхищение, ибо нигилизм является для него не модой, не подражанием, а его сущностью, его внутренним убеждением. Как истинный социал-демократ, Базаров, не терпящий пустых разговоров, «которые ведут к пошлости и доктринерству», «стремится действовать в силу того, что признает полезным», а полезнее всего он считает отрицание, ибо, по его собственному убеждению, с которым трудно не согласиться, «нет ни одного постановления в современном быту, семейном или общественном, которое бы не вызывало полного и беспощадного отрицания». Для Базарова очевидно несовершенство самодержавно-крепостнического государственного строя, он видит, что народ «грубейшее суеверие душит», что и свобода ему «едва ли пойдет впрок», поэтому, как революционер, он ставит своей целью «ломать» старые порядки и авторитеты, чтобы «расчистить место для новых». В то же время герой нередко «завирается». Его презрительные суждения о поэзии, о том, что «порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта», что «природа не храм, а мастерская, а человек в ней работник», его уравнительное отношение к людям, убежденность, что' «все люди друг на друга похожи как телом, так и душой», материализм, доходящий до цинизма, вызывают неприятие, но являются неотъемлемой частью системы его взглядов на жизнь, во многом частью его личности. И все-таки Базаров, с его дерзостью, развязностью, подчеркнуто плебейским поведением, резкостью суждений, самоуверенностью, непреклонностью ни перед кем, — личность трагическая и одинокая, не реализовавшая в итоге своих возможностей, не осуществившая своих планов, не воплотившая идей...

В романе постепенно усиливается мотив одиночества и трагизма существования этой личности. Так, Аркадий, который столь дорожил дружбой Базарова, считал его «одним из самых замечательных людей», искренне верил в его теорию, постепенно в ней разуверяется и разочаровывается в Базарове, ибо нигилизм противоречит его природе, его личностным убеждениям, которые он пытался скрыть. Для Аркадия, в отличие от Базарова, нигилизм — принцип напускной, неестественный, не отвечающий внутреннему складу этого героя, который, по сути своей, является «мягким либеральным баричем». Как резко заметил Базаров, Аркадий — «нежная душа, размазня, не может ненавидеть», он «не создан для горькой, терпкой жизни» революционеров-демократов. Да и сам Аркадий позже осознает, что он «уже не тот дерзкий мальчик». Так в лице Аркадия Базаров теряет ученика и преданного друга. Другие же его «последователи», Ситников и Кукшина, вообще представляют собой пародию на нигилистов и на различные модные направления общественной мысли. Оба они люди пустые и ничтожные, не имеющие собственных убеждений, а лишь повторяющие, но искажая и вульгаризируя, слова Базарова. Ситников, услышав в первый раз, что не должно признавать авторитетов, почувствовал восторг, а «возможность презирать и выражать свое презрение было самым приятным ощущением для Ситникова», равно как и для Кукшиной, «эмансипированной» женщины, которую «волновала» химия из-за того, что можно было с помощью особой мастики делать головки для кукол, женщины, готовой презирать всех и вся.

Не может Базаров найти истинного понимания и соучастия в самых, казалось бы, близких людях, родителях. «Воспоминания детства не имели власти над ним», он безмерно далек от родителей. Ни отец его, «простой штаб-лекарь», ни мать не в силах понять Базарова, который в свою очередь видит, что родители «не беспокоятся о своем ничтожестве, оно им не смердит». Между ними и Базаровым нет никакой внутренней связи, ибо он в своем личностном развитии стоит неизмеримо выше родителей, а в силу своего гордого и непреклонного характера (Базаров хотел бы встретить человека, который бы не спасовал перед ним) ему трудно общаться с родителями, что причиняет им боль.

Сильно ранит душу героя, развенчивает его собственную теорию, заставляет усомниться в собственных убеждениях внезапно настигшая его любовь, которую Базаров всегда считал «белибердой, непростительной дурью». «Кровь его загоралась, как только он вспоминал об Одинцовой», «в него вселилось то, чего он никак не допускал, над чем всегда трунил...». Базаров «с негодованием осознавал романтика в самом себе», сама жизнь будто доказывала герою, что его душу нельзя ограничить рамками теории, которой он, «самоломаный», столь неуклонно следовал. «В нем билась страсть, сильная и тяжелая...» Когда же Базаров получил отказ, то, будучи сильной личностью, тут же уехал, злясь на самого себя, но в душе его воцарилась «тоскливая скука, глухое беспокойство». Базаров постепенно начинает тяготиться своим одиночеством и непонятостью, его самоуверенность и дерзость сменяются внутренней дисгармонией, разобщенностью с людьми и миром. Он «чувствует скуку и злость», начинает сомневаться в собственной значимости, размышляет, что «узенькое местечко, которое он занимает, столь крохотное в сравнении с остальным пространством, где до него нет дела, часть времени, которую ему удастся прожить, ничтожна перед вечностью...» Так Базаров, человек рациональный, разумный, энергичный, приходит к унынию и пессимизму.

Конец же жизни Базарова, столь внезапно прервавшейся, поистине трагичен: этот «гигант», личность титаническая, человек, ставивший перед собой огромные задачи, хочет лишь «умереть прилично, хотя никому до этого дела нет». Базаров становится мягче, в нем появляется даже некоторая сентиментальность. Он просит Одинцову «приласкать» родителей, «не разуверять отца, что Россия потеряла великого человека»» сам он сомневается в том, что был нужен России... А эпилог романа показывает, что единственным продолжателем «дела» Базарова был Ситников, «тоже готовящийся стать великим», а искренне скорбят и хранят память о нем лишь его родители...

По мнению Тургенева, герой этот был обречен на гибель, ибо он стоит в преддверии будущего. Базаров родился раньше своего времени, времени, когда он бы мог в полной мере самореализоваться, воплотить в жизнь свои грандиозные планы, этот герой предвосхитил эпоху нового поколения общественных деятелей, поэтому его одиночество и неизбежная гибель предопределены.