В истории нравственной культуры Гоголь остался, прежде всего, образцом русского писателя, живущего мыслью о личной ответственности за то дело, которому призван.

Духовный путь Гоголя прошли (каждый по-своему) и Достоевский, и Толстой. По словам Некрасова, Гоголь "писал не то, что могло бы более нравится, и даже не то, что было легче для его таланта, а то, что считал полезнейшим для своего отечества".

Сродненность Гоголя с судьбой России и своего народа выводила его творчество из рамок чисто литературных в безграничность большого исторического времени и делала пророком. По мысли Достоевского, художественные типы Гоголя давят ум глубочайшими непосильными вопросами, вызывают в русском уме беспокойные мысли, с которыми, чувствуется что справиться можно далеко не сейчас. Мало того, справишься ли когда-нибудь". А в плане человеческом Гоголь в оценке Некрасова, - "это благородная и в русском мире самая гуманная личность..."