Мальчику сказали, что приехал его дедушка, отец папы.

«Где же он?» — спрашиваю я. В ответ слышу: он внизу на кухне. Спускаюсь вниз и вижу: Лев Николаевич сидит на кухне и беседует с кухаркой. Я тогда же почувствовал, как это удивительно. Вместо того, чтобы сразу идти наверх и беседовать с профессором Рачинским (дедом Сергея Сергеевича по матери), Лев Николаевич остановился минут на двадцать поговорить с простой женщиной, мимо которой обычно проходили, не удостаивая её вниманием.

Лев Николаевич хотел показать, что он видит в ней такого же человека, как и во всех других людях.

Какой жизненный урок я вынес из этой встречи с моим дедом?

Вначале попробуйте сами ответить на этот вопрос. Потом прочитайте, что по этому поводу думал Сергей Сергеевич.

Ответ:

Лев Николаевич, как мне думается, нарочно пошел на кухню разговаривать с кухаркой: он хотел показать мне, а может быть, и моему другому деду, что ко всем людям надо относиться одинаково, что всякий труд одинаково достоин уважения.

И для некоторых наших ребят этот урок жизни, который дал мне Лев Николаевич, может быть полезен: уважай всякого трудящегося и помни, что у нас все виды труда пользуются уважением (С. Толстой).