Наилучшей исторической драмой Вега Карпио, которая стала вершиной позднего Возрождения, является «Фуенте Овехуна» («Fuente Ovejuna», 1612-1613). Она была следствием продолжительных раздумий писателя над проблемой взаимоотношений феодала — короля — народа. Частично эту проблему Вега Карпио рассмотрел в ранней пьесе «Периваньес и командор Оканьи» («(«Peribanez в el comendador de Осаnа», прибл. 1609—1612).

В пьесе крестьянин, отстаивая свою честь, убивает командора. Король признает правоту простолюдина и прощает его. Решение конфликта пока что имеет идиллический оттенок. Образа крестьянина поэтизирован. Новаторство Вега Карпио в том, что он впервые заговорил о чувстве чести, присущей не только для высшей знати, а и для крестьян. Поэтому в пьесе конфликт имел уже скорее моральный, чем политический характер. Более объективно конфликт между крестьянами и феодалом решается именно в «Фуенте Овехуна».

Автор объединяет в одном действии два исторических события: восстание крестьян в поселке Фуенте Овехуна и выступление ордена Калатрава в 1476 г. против короля-католика. Фердинанд и Изабелла были умными  и прогрессивными правителями, которые сумели объединить страну. Однако Вега Карпио в большей мере интересовали взаимоотношения феодала и народа в общем, поэтому главный конфликт разворачивается в области морали. Командор ордену Калатрава Эрион Гомес де Гусман преследует девушек поселка Фуенте Овехуна, выхваляется своими победами перед всеми. Возвращаясь после поражения ордена от королевских войск, он нападает на свадебную процессию, объявляет о возрождении права феодала на первую брачную ночь. Создается впечатление безнаказанного разгула феодальных вольностей.

Противостоять насилию и поднять народ на восстание удается Лауренсии, которая вырвалась от командора. Она воплощает национальный дух свободы, выпестованный в период Реконкисты. Женщина, самое беззащитное существо, возглавляет восстание. Крестьяне убивают тирана-феодала, искренне считая своим единственным господином короля, но вместе с тем чудесно понимают, что монарх не простит им смерти командора. Драматург показывает, как крестьяне в ожидании решения короля испытывают пытку. Перед нами изображены поразительно живые типы. Это уже не серая масса.

Мы знакомимся с людьми, которые имеют свое чувство человеческого достоинства, умеют его отстоять. Молодежь способна размышлять о любви в неоплатоничном стиле. В отличие от командора и магистра, которые предали короля, крестьяне способны на самопожертвование, как, например, крестьянин Менго, который бросился спасать Хасинту. Крестьяне прекрасно понимают, что король ближе к феодалам, но хотят иметь одного господина, чтобы спокойно жить.

Высочайший героизм крестьян проявляется в ответе на вопрос «Кто убил командора?». Все отвечали только одно: «Фуенте Овехуна». И король вынужден был просить крестьян, так как оказался слабее. Тему единства народа Вега Карпио разрабатывал во многих драмах на испанские сюжеты. Например, в пьесе «Граф Фернан Гонсалес, или Освобождение Кастилии» («El conde Fernan Gonzalez в la libertad de Castilla», вид. 1625) в центре — образ легендарного кастильского графа, который отстаивает интересы крестьян Кастилии от феодалов Наварры и Леона. Вега Карпио создал образ короля, которому народ симпатизирует из-за стремления последнего добиться единого государства, единого центра, который противостоял бы чрезмерным домогательствам феодалов. Но, снова возвращаясь к проблеме взаимоотношений феодала — короля — народа, Вега Карпио понимает наивность идиллических представлений в решении конфликта, как это показано в предыдущей пьесе.

Неслучайно в 1635 г. появится драма «Наилучший алькальд — король» («El mejor alcalde, el rey»), в которой с реалистических позиций драматург изобразит, что король становится на сторону крестьян лишь тогда, когда феодал отказывается подчиниться ему. О нравственности короля Вега Карпио размышляет в трагедии «Звезда Севильи» («La Estrella de Sevilla», 1623). Конфликт разворачивается между королем, который пренебрегает человеческим  достоинством, и старой Испанией, которая сохраняет традиции и живет по законам высокой чести. Собственно, два понятия чести определяют развитие конфликта.

Оба понятия воплощены в центральном персонаже пьесы — Санчо Ортисе. Королю понравилась Эстрелья, прозванная за свою красоту «Звездой Севильи». Он хочет сделать ее своей любовницей, но ему препятствует брат Эстрельи — Бусто Табера. Застав короля в своем доме, он бросается на него со шпагой. Монарх решает убить противника руками благородного Санчо Ортиса, женой которого должна стать Эстрелья. Санчо поставлен перед выбором: выполнить приказ короля или отказаться. В обоих случаях Санчо — заложник чести.

Впервые Вега Карпио заговорил о несвободе человека, а в итоге — о бестолковости жизни. Санчо убивает Бусто Таберу и навсегда теряет Эстрелью. Королевская власть виновата в том, что произошло. Но вершиной спора станет сцена суда, когда Санчо откажется назвать человека, который отдал приказ о убийстве, и снова король окажется слабее.

Обращаясь к Севилье, он признает себя виновным и объявит невиновность Санчо Ортиса. Вместе с тем Вега Карпио подчеркивает, что воспитанный в духе старых испанских традиций Санчо наконец становится их заложником, оружием в руках королевской власти. Но Вега Карпио не возражал традиций старой Испании. Наоборот, он все время подчеркивал преданность им, хотя прекрасно понимал, что в современном мире они часто оказываются вражескими по отношению к человеку.

 Так, в трагедии «Наказание — не месть» («Е1 castigo sin venganza», 1631), сюжет которой заимствован у итальянского новеллиста Матео Банделло, Вега Карпио утверждает незыблемость моральных законов. Герцог вступает в брак с Кассандрой по настоянию своих придворных, но сразу после свадьбы бросает ее и продолжает вести развратный образ жизни. Кассандра, жаждущая любви, наделенная умом и красотой, увлекается пасынком Федерико.

Оба герои хорошо сознают греховность своего чувства. Федерико жалуется, что «жизнь является сном», но это не барочные настроения. Наоборот, он сознает всю иллюзорность сегодняшнего положения и не признает себя виновным. Герцог тайно убивает влюбленных. Он наказывает их за пренебрежение человеческими и Божьими законами, но Вега Карпио отмечает и то, что герцог сам виноват в грехопадении близких.

На его стороне лишь одно — закон. Даже его моральная метаморфоза после борьбы с маврами не дает оснований к выполнению роли судьи. И все же Вега Карпио не осуждают убийцу. Не случайно драматург отмечает, что итальянский пример должен стать уроком для испанцев. Одной из наилучших драм чести, которые продолжают идею пьесы «Наказание — не меть», стала «Победа чести» («La vitoria de la honra», 1635). Капитан Вальдивия убивает жену и ее любовника, сына дона Педро.

Отец признает правоту убийцы, поскольку дон Антонио игнорировал права мужа, идя на свидание с доньей Леонор. Дон Педро выдает замуж за капитана свою дочь, поскольку ее честь и честь семьи будут в надежных руках. Поступок Вальдивии признается героическим в глазах людей.