Пятница — индеец из племени каннибалов, встреченный Робинзоном Крузо на двадцать четвертый год своего пребывания на необитаемом острове и ставший помощником и слугой. П. изображен в романе глазами Робинзона, который находит в нем человека легкого и жизнерадостного нрава, храброго, преданного, работоспособного, искреннего и простодушного, но отнюдь не глупого, и не устает хвалить его и благословлять провидение, пославшее ему такого помощника.

П., пожалуй, первый в галерее образов простодушного дикаря, которого так любили изображать и романисты, и философы XVIII в. Робинзон спасает П., взятого в плен дикарями соседнего племени и привезенного на необитаемый остров, чтобы, согласно обычаю каннибалов, убить его и съесть. Спасенный П. немедленно склоняется перед Робинзоном и ставит его ногу себе на голову в знак того, что он считает себя рабом своего избавителями это добровольное подчинение его «хозяин» принимает как естественное. Если нравы и обычаи дикарей, соплеменников П. (которых он несколько раз видит на острове во время исполнения их кровавых каннибальских пиршеств), Робинзон считает омерзительными, то в самом П. он видит «доброго дикаря», человека неиспорченного и от природы наделенного всеми положительными качествами. Быстро отучив П. от каннибализма и передав ему те рабочие навыки, которыми он владеет, Робинзон заводит с ним религиозные беседы и убеждает в превосходстве христианского Бога над местным племенным божком Бенамуки, с которым старейшины племени ходят беседовать на высокую гору. Но запечатлеть в уме П. представление о дьяволе оказывается значительно труднее, и здесь простодушный дикарь задает Робинзону вопрос, который является одним из наиболее сложных для искушенных богословов: если Бог «более сильный», чем дьявол, почему же Он допускает существование зла в мире? Самого Робинзона, который воспринимал свою религию как данность, подобный вопрос никогда не беспокоил.

Робинзон Крузо — моряк, оказавшийся в результате кораблекрушения на необитаемом острове в Вест-Индии недалеко от острова Тринидад и сумевший прожить на нем двадцать восемь лет, сначала в полном одиночестве, а затем с дикарем Пятницей, освоить этот остров и завести на нем хозяйство, в котором было все необходимое для жизни.

Рассказывая историю своего пребывания на острове, Р. подробнейшим образом повествует о том, как обустроился его быт: какие вещи и главные инструменты ему удалось спасти с разбившегося корабля, как он поставил себе палатку из парусины и как обнес частоколом свое жилище; как он охотился на диких коз и как впоследствии решил приручить, построил для них загон, научился их доить и делать масло и сыр; как были обнаружены несколько зерен ячменя и риса и какого труда стоило вскопать поле при помощи деревянной лопаты и засеять его этими зернами, как пришлось защищать свой урожай от коз и птиц, как погиб один посев из-за наступления засухи и как он стал наблюдать за сменой сухих и дождливых сезонов, чтобы сеять в нужное время; как учился делать глиняную посуду и обжигать ее; как мастерил себе одежду из козьих шкур, как сушил и запасал дикий виноград, как поймал попугая, приручил его и научил произносить свое имя и т. д. Благодаря необычности обстановки, все эти прозаические бытовые действия приобретают интерес увлекательных приключений и даже своего рода поэтичность.

Стремясь обеспечить себя всем необходимым для жизни, Р. трудится не покладая рук, и за работой постепенно развеивается то отчаяние, которое охватило его после кораблекрушения. Увидев, что он сможет на острове выжить, он успокаивается, начинает размышлять о своей прежней жизни, находит во многих поворотах своей судьбы перст провидения и обращается к чтению Библии, которую он спас с корабля. Теперь он считает, что его «заточение» на острове — это божественная кара за все его многочисленные грехи, главный из которых -- его неповиновение воле родителей, не отпускавших его в плавание, и бегство из родного дома; в то же время он проникается глубокой благодарностью к божественному провидению, которое спасло его от гибели и посылало ему средства к поддержанию жизни. При этом его верования отличаются конкретностью и деловитостью, свойственной его сословию. Оказавшись на острове, он размышляет о своем положении, делит лист бумаги пополам и расписывает его плюсы и минусы по двум графам: «добро» и «зло», сильно напоминающим графы «приход» и «расход» в купеческом гроссбухе. В своем мировосприятии Р. оказывается типичным представителем «среднего сословия» и обнаруживает все его достоинства и недостатки.