Восстание Пугачева, европейская просветительская мысль, уроки революционной войны в Америке и революционная ситуация во Франции способствовали возникновению в русском просветительстве революционного направления. Этот перелом в истории русской общественной мысли связан с А. Н. Радищевым (1749-1802 гг.) , с его знаменитой книгой «Путешествие из Петербурга в Москву» . Радищев писал, что крестьянин «заклепан в узы» и «в законе мертв» . Дворяне заставляют крестьян «шесть раз в неделю ходить на барщину» , взимают с них непосильные оброки, лишают их земли, применяют «дьявольскую выдумку» — месячину. Помещики истязают крестьян «розгами, плетьми, батожьем или кошками» , сдают в рекруты, ссылают на каторгу, «продают в оковах как скот» . Ни один крепостной крестьянин «не безопасен в своей жене, отец в дочери» . Помещики оставляют «крестьянину только то, чего отнять не могут, — воздух, один воздух» . Из этого Радищев делал вывод о необходимости «совершенного уничтожения рабства» и передачи всей земли крестьянину — «делателю ее» .

Еще дальше своих предшественников Радищев пошел в понимании связи между крепостничеством и самодержавием. Самодержавие защищает интересы вельмож и «великих отчинников» , в органах управления и судах царят крепостнические порядки. Он первым среди русских мыслителей подчеркнул, что религия и церковь являются одним из важнейших орудий угнетения народа.

Радищев твердо верил, что после революционного уничтожения крепостничества из крестьянской среды скоро бы «исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени; но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишенны» . Радищев наполнил понятие «патриотизм» революционным содержанием. Настоящим патриотом, по Радищеву, может считаться лишь тот, кто всю свою жизнь и деятельность подчиняет интересам народа, кто борется за его освобождение, за установление «предписанных законов естества и народоправления» .

По Радищеву, «самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние» . Он утверждал, что истина и справедливость не живут в «чертогах царских» , что одежды царя и его приближенных «замараны кровью и омочены слезами» народа, поэтому тщетны надежды просветителей на «мудреца на троне» . Мысль Радищева шла дальше: «Нет и до окончания мира примера, может быть, не будет, чтобы царь упустил добровольно что-либо из своей власти» .

Своими произведениями «Письмо другу» , «Беседа о том, что есть сын отечества» , «Житие Федора Васильевича Ушакова» и «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев готовил читателей к восприятию идеи о необходимости революции. В оде «Вольность» , наиболее важные строфы которой он включил в «Путешествие» , Радищев выступил с подлинным гимном в честь будущей победоносной революции. Как величайший праздник человечества он рисует день, когда «возникнет рать повсюду бранна» , будут «ликовать склепанны народы» и торопиться «в крови мучителя венчанна омыть свой стыд» . Праздником будет день, когда победит восставший народ.

После революции и казни царя, по мысли Радищева, на престол «воссядет народ» и воцарится вольность - «вольность дар бесценный источник всех великих дел» . Он высоко ценил Кромвеля за то, что тот научил, «как могут мстить себя народы» , и «Карла на суде казнил» .

Издавая «Путешествие из Петербурга в Москву» , запрещенное в России, Герцен писал о его авторе: «.... Он едет по большой дороге, он сочувствует страданиям масс, он говорит с ямщиками, дворовыми, с рекрутами, и во всяком слове его мы находим с ненавистью к насилью - громкий протест против крепостного состояния» .

Требуя полного освобождения крестьян, указывая на революционный путь к нему, Радищев не исключал при этом и путь реформ сверху. В этом не было ни отступления от своих основных взглядов, ни проявления либеральных иллюзий и колебаний. Он имел в виду реформы, которые не укрепляли бы существующий строй, а ослабляли бы его, ускоряли его гибель. Он разработал план постепенного осуществления мероприятий, которые должны завершиться «совершенным уничтожением рабства» .

Однако Радищев мало верил в то, что помещики, эти «звери алчные, пиявицы ненасытные» , согласятся на проведение реформ или что их осуществит монарх. Он грозил помещикам что «рабы, тяжкими узами отягченные, яряся в отчаянии своем разобьют железом главы» своих ненавистных господ.

Радищев считал, что революция – не пустая мечта: «Взор проницает густую завесу времени, от очей наших будущее скрывающую. Я зрю сквозь целое столетие» , — писал он.

Екатерина II понимала, какую опасность для самодержавно-крепостнического строя представляет критика крепостничества, сочетающаяся с провозглашением революционных идей, одобрением стихийных крестьянских бунтов и выступлением с революционной программой.

С именем Радищева связан особый этап революционной, республиканской мысли в России. Идя «вслед Радищеву» , затравленному самодержавием, радищевцы — его современники и последователи — приняли эстафету из его рук и передали ее поколению Пестеля и Рылеева, Грибоедова и Пушкина. Если плеяда великих французских просветителей идеологически подготовила буржуазную революцию в Западной Европе, то Радищеву выпала великая честь выступить идеологом начинающегося революционного движения в России.