Цель: совершенствовать знания о танка как жанре японской поэзии и биографии Сайгё, а также образное и ассоциативное видение поэтических произведений; развивать навыки творческой работы; воспитывать художественный вкус и навыки внимательного читателя. Оборудование: «визитная карточка» поэта на доске; принадлежности, необходимые для работы над коллажем (лоскуты ткани, цветная бумага, кусочки меха, фольга и т. п.); 2–3 репродукции пейзажных картин японских художников.

ХОД УРОКА

I. Опрос по домашнему заданию

II. Постановка целей и задач урока

III. Работа над темой урока

1. Представление «визитной карточки» поэта

• Годы жизни (1118–1190)

• Происходил из знатного воинского рода

• Служил при дворе императора

• Ушёл в монахи и много странствовал

2. Слово учителя

— Танка — это не просто поэтическая форма, а нечто большее, в чем мы убедились на прошлом уроке,— определённый способ мышления, особый способ видения мира. В японской поэзии — а впереди у нас ещё знакомство с творчеством М. Басё — соединяются мирское и духовное, малое и великое, природное и человеческое, сиюминутное и вечное. Весна — Лето — Осень — Зима — это традиционное деление имеет более широкое значение, чем простое распределение стихотворений по сезонным темам. В этом едином временном пространстве движется и изменяется не только природа, но и сам человек, в жизни которого есть свои Весна — Лето — Осень — Зима. Мир природы соединяется с миром человека и вечности.

3. Практикум. Чтение и анализ (с проекцией сказанного выше)

Нескольких танка

1) ЛЯГУШКИ

В зацветшей воде,

Мутной, подернутой ряской,

Где луна не гостит,—

«Там поселиться хочу!» —

Вот что кричит лягушка. («Весна»)

Комментарий для учителя. Лягушка — символ существа, связанного с чем-то нечистым, негативным, луна — образ высшего просветления.

2) УВИДЕВ СТАРУЮ ВИШНЮ, БЕДНУЮ ЦВЕТАМИ

С особым волнением смотрю… На старом вишневом дереве Печальны даже цветы!

Скажи, сколько новых вёсен Тебе осталось встречать? («Весна»)

3) СТИХИ О КУКУШКЕ Слышу, кукушка С самой глубокой вершины Держит дорогу. Голос к подножию гор Падает с высоты. («Лето»)

Комментарий для учителя. Согласно древнему поверью, кукушка — проводник в царство мёртвых.

4) ОЖИДАЮ В ОДИНОЧЕСТВЕ

НОЧЬ ПОЛНОЛУНИЯ Нет в небе луны, Нигде до её восхода Не брезжит свет, Но самые сумерки радостны! Осенняя ночь в горах! («Осень»)

5) * * *

Инеем занесена

Трава на увядшем лугу.

Какая печаль!

Где сыщет теперь отраду

Странника сердце? («Зима»)

4. Работа над коллажами

По одному из танка (можно по одному из тех, устное рисование иллюстраций к которому осуществлялось дома) с последующей краткой защитой*.

Комментарий для учителя. На примере 2–3 картин японских художников обратить внимание учащихся на лаконичность и «немногословность» изображаемого: коллаж тоже не должен быть перенасыщен «предметами».

5. Творческий практикум*

Составление своих танка по ключевым существительным из произведений Сайгё с последующим сопоставлением с авторским вариантом. Необходимым условием является наличие образа природы с одновременным отражением чувств и настроения человека. Использовать изобразительно-выразительные средства языка.

1) Зима — свет — сад — водоём — лёд. Сайгё:

ЗИМНЯЯ ЛУНА ОЗАРЯЕТ САД*

Глубокой зимой Как ослепительно ярко Блещет лунный свет! В саду, где нет водоёма, Он стелется, словно лёд.

2) Пригоршня воды Сайгё:

Источник — круг луны — руки — зеркало.

СМОТРЮ НА ЛУНУ В ИСТОЧНИКЕ

Пригоршню воды зачерпнул Вижу в горном источнике Сияющий круг луны, Но тщетно тянутся руки К неуловимому зеркалу.

3) Луна — вершина горы — тучи — сердце — морось. Сайгё:

Луну ожидала Так долго вершина горы! Рассеялись тучи! Есть сердце и у тебя, Первая зимняя морось!

IV. Подведение итогов урока с использованием приёма

«Свободный микрофон»

• Что нового вы узнали на сегодняшнем уроке?

• Чему научились?

• К каким выводам пришли после знакомства с поэзией Сайгё?

V. Домашнее задание

Устно проанализировать 2–3 танка Сайгё; сделать (по желанию) коллаж к одному из них.

* Данные задания можно выполнять не фронтально, а по группам.

* Названия стихотворений перед началом работы озвучиваются.

Переменка

ЭТЮД О СНЕГЕ

В пятнадцатом веке жил в Японии странствующий поэт Басё. Среди его трехстиший есть такое:

Сколько выпало снега! А где-то люди идут Через горы Хаконэ...

В первой строчке — праздник, восклицание, а во второй и третьей — тревога. Нет, не за близких, не за родных, а просто за людей, которые одолевают перевал. Выпавший снег не застилает судьбу этих неизвестных ни нам, ни поэту путников, а высветляет их существование. Словно луч прожектора бродит в снежной ночи и наконец натыкается на фигурки людей где-то у склона горы.

Очевидно, один из признаков классической поэзии — это когда на одну строчку радости и мажора приходится две строчки скорби и минора.

Из этой зимней тревоги вышла и русская литература. У Андрея Болотова, не самого сентиментального писателя восемнадцатого века, нахожу такое рассуждение (1798 год): «...Порывистый ветр подхватывает целую кучу снега с кровли дома моего, с шумом засыпает им все окна мои. Не в одном, может быть, месте, несмотря на всю стужу и великую вьюгу сию, тащится в самые минуты сии медленными стопами целый обоз.

Препровождают его люди такие же точно, как я, но я теперь сижу в тепле... а они, бедные, принуждены теперь... вязнуть почти по колено в снегу, идучи подле тяжелых возов своих, и помогать беспрерывно слабым лошадям своим... Сколь многие люди находятся теперь в полях...»

Вот и у нас в Подмосковье снег занес все окрестности, все дороги и «люди идут через горы Хаконэ...». Им обязательно надо идти. Добрый путь вам, добрые люди!

Д. Шеваров