Действующие лица:

Вася Кисточкин

Петька Гирин

Лена Гвоздева

Девочки

Джинн Фиолет (одет в любые фиолетовые одежды, лучше развевающиеся, или в чалме и халате)

Девушка с веслом (одета в серое трико)

Снежная баба (одета в белые одежды; можно с помощью подушек имитировать снежные шары)

Васина мама

Петькина мама.

Стол с ворохом бумаг, холодильник, весло, ведро, круги из чёрной бумаги, имитирующие дыры в полу, воздушные шары, цветы. На сцене Вася Кисточкин, роется в разбросанных по столу бумагах. Рядом мольберт, на нём лист бумаги, на листе прикреплены вырезанные разноцветные знаки, образующие: «УРА! МЖ!». Находит в бумагах восклицательный знак, прикрепляет в конце строки, и получается «УРА! МЖ!». Ищет дальше. Входит его одноклассник Петька Гирин, здоровячек.

Петька Гирин.
Здорово, Кисточкин!

Вася Кисточкин (задумчиво, продолжая искать).

Здорово, Гиря!

Петька Гирин.

А по куполу? У меня, между прочим, фамилия есть. (Задумывается). И даже имя имеется.

Вася Кисточкин.

Ты прости, Петя, я тут зарылся совсем…

Петька Гирин.

Ты чего, плакат для туалета пишешь?

Вася Кисточкин (обиженно).

Почему для туалета?!

Петька Гирин.

Ну… МЖ —это и есть МЖ. Только почему восклицательный знак и «Ура!»? Это что, для тех, кто добежать успел?

Вася Кисточкин.

Нашёл! (Прикрепляет букву «Д». Получается надпись: «УРА! МЖД!»). Вот теперь порядочек!

Петька Гирин.

Ну и что это у тебя получилось? Мужской, женский и детский? Или дедушкин?

Кисточкин не успевает ответить, входит староста Лена Гвоздева.

Лена Гвоздева.
Кисточкин! Я тебя как староста класса спрашиваю: готов, наконец, плакат?

Вася Кисточкин.

Конечно, готов. Вот он…

Лена Гвоздева (в ужасе).

Что это за безобразие?! Ты что должен был написать?

Вася Кисточкин.

Плакат к празднику… Вот он.

Лена Гвоздева.

И что на нем написано?

Вася Кисточкин.

На нём, Гвоздева, написано: «Ура! Международный женский день!»

Лена Гвоздева.

Ну, знаешь, Кисточкин! Ты ещё неделю назад должен был написать этот плакат. Протянул до последнего дня и «сотворил» вот это безобразие…

Вася Кисточкин.

Да я, понимаешь, вчера в футбол играл. Нас соседний двор вызвал. Не мог же я отказаться. Скажи ей, Петька!

Петька Гирин.

Ну!

Лена Гвоздева.

И что за мальчишки?! Ни плакат написать, ни двух слов связать не могут! И кому вы только нужны: хулиганы, двоечники, приставаки?!

Вася и Петька (хором).

А вы кому нужны, девчонки?! Плаксы, воображалы, ябеды?!

Лена Гвоздева.

Ах, мы ябеды?! Пой ду к классной и все ей расскажу! Девочки, идите сюда, посмотрите, какой нам плакат Кисточкин нарисовал!

Вбегают Девочки, толпятся возле плаката, возмущённо охают, ахают, гвалт, шум, визг и писк.

Вася Кисточкин.

Да замолчите вы! Сами бы и рисовали себе плакаты! (Задевает на столе баночку с краской, она падает). Ну вот, краску на пол уронил! Всё из-за вас, противные девчонки! Чтоб вы все провалились!

Гаснет свет. В темноте грохот, вспышки молний. Громовой голос: «Слушаюсь и повинуюсь!». Свет. Девочки исчезли. Появился Джинн Фиолет.

Вася Кисточкин.
Ты кто?

Джинн Фиолет.

Я — джинн Фиолет, из баночки с краской. Ты освободил меня, и теперь я твой слуга. Приказывай.

Петька Гирин.

А куда эти делись… Как их? Ну, которых за косы дергают… И что это за дырки в полу?

Джинн Фиолет.

В эти дырки по распоряжению моего повелителя провалились эти самые несносные девчонки.

Вася Кисточкин.

Ты что наделал?! Верни их немедленно! Сегодня в школе праздник — Восьмое марта! МЖД! Международный женский день! Если девчонки на праздник не придут — меня из школы выгонят!

Джинн Фиолет.

Вернуть их не получится. Я не могу колдовать обратно. И я не виноват. Ты — пожелал, я —выполнил.

Вася Кисточкин.

Ну, спасибо! И как теперь их вернуть?

Джинн Фиолет.

Да зачем вамэти несносные девчонки? Задаваки, кривляки, ябеды… Без них же лучше!

Петька Гирин.

Ну да! А у кого задачки списывать? Кого дразнить? Кого за косы таскать? Не, фиолетовый, ты эти дела заканчивай, а то, как дам! Иди, шерше ля фам… То есть девчонок.

Джинн Фиолет.

Джиннов нельзя бить! Они являются памятниками старины!

Петька Гирин.

Вот и стоял бы памятником в своей старине. Чего сюда припёрся?

Вася Кисточкин.

Да помолчи ты, Петька! А ты, Фиолет, быстро говори, что теперь делать. Кто помочь может?

Джинн Фиолет.

Вернуть девочек я могу, только если об этом попросит меня любая другая девочка.

Петька Гирин.

Да это ямигом со двора кого-нибудь из девчонок позову…

Джинн Фиолет.

Не позовёшь. Все девчонки исчезли. И со двора, и из города, и вообще со всей планеты.

Петька Гирин.

Вообще все?

Вася Кисточкин.

А мамы?

Джинн Фиолет.

Вообще все девчонки: и школьницы, и дошкольницы, и мамы, и бабушки, и все-все-все…

Вася Кисточкин.

Но мамы жевзрослые, а бабушки старенькие!

Джинн Фиолет.

Это для тебя они старенькие. А в душе они все такие же девчонки: любят наряды, вкусности и длинные разговоры…

Вася Кисточкин.

Вот что, Фиолет, иди и приведи сюда любую девочку или женщину.

Джинн Фиолет.

Где же я их най ду? Они все провалились!

Петька Гирин.

Где хочешь, там и ищи! А то, как дам больно по твоей мемориальной доске! Сказано же тебе русским языком — шерше их, вот иди и шерше.

Джинн Фиолет.

Да ладно, ладно, иду уже. Только мне нельзя надолго покидать своего хозяина.

Вася Кисточкин.

Тем лучше, быстрей вернёшься.

Джинн Фиолет.

Как же — быстрей! Они же все провалились! Вот всегда так, на желают чего ни попадя, потом возвращай всё по местам…

Уходит.

Вася Кисточкин.
Неужели не най дёт?!

Петька Гирин.

Пусть только попробует! Я ему весь профиль нарушу!

За дверями раздаются «шаги Командора». Вася и Петька испуганно переглядываются, прячутся под столом. Дверь открывается, входит Джинн Фиолет, оглядывается.

Джинн Фиолет.
Эй, вы где? Хозяин! Я вот женщину привел…

Мальчишки вылезают из-под стола.



Джинн Фиолет.

Ну, давай, заходи! Не бой ся, никто тебя не обидит!

Громыхая, входит сошедшая с пьедестала статуя —Девушка с веслом.



Джинн Фиолет.

Вот, стояла во дворе, я и пригласил. Других женщин не обнаружилось… Попробуй те, может, согласится попросить меня вернуть женщин.

Девушка с веслом.

Очень мне надо просить кого-то. Да и зачем вам эти малахольные женщины? Вечно с сумками, с заботами. То ли дело я! Хотите на лодке покататься? В момент устрою!

Вася Кисточкин.

Вы нам лучше женщин помогите вернуть — мам и девчонок наших.

Петька Гирин.

Конечно, на лодке кататься любой дурак может. А кто будет по магазинам ходить, обеды готовить? И какие сей час лодки — снег ещё не весь сошёл!

Девушка с веслом.

Чего это вы меня дурой обзываете? Как дам веслом по куполу! Тоже мне, нашли рабыню Изауру —по магазинам им ходи, обеды готовь… Нет, раз вам мамы и девчонки только для этого нужны, не буду помогать их вернуть. Пускай отдохнут от вас, бездельников. Пой ду, поплаваю…

Петька Гирин.

Да постой ты, дура бетонная!

Девушка с веслом.

Это я — дура бетонная?! Да я тебя…

Бьёт Петьку веслом по голове, Петька падает. Девушка с веслом уходит, напевая: «Кто весел, тот смеётся, кто хочет, тот добьётся…». Вася и Джинн хлопочут возле Петьки.

Петька Гирин
(очнулся, мотает головой ).

Кто весел, тот смеётся… Хи-хи-хи… Капитан, капитан, улыбнитесь…Хи-хи-хи… Ой, кажется, я куда-то уплыл. А где эта, которая с веслом?

Джинн Фиолет.

Ушла, ушла…

Петька Гирин.

И то хорошо. А тебе, джинн, спасибо.

Джинн Фиолет.

За что? Я же ещё ничего не сделал.

Петька Гирин.

Ты уже столько всего сделал! А спасибо за то, что колхозницу с серпом не привёл. Ну, чего стоишь? Иди, шерше их дальше…

Джинн Фиолет.

Где же я их вам на шершу?

Уходит. Через некоторое время возвращается. Ведёт за собой Снежную бабу, она несёт в руке ведро.

Джинн Фиолет.
Вот, привёл вам бабу снежную — толстую и нежную. Других особ женского пола на улице не наблюдалось.

Снежная баба.