В романе «Поднятая целина» мир животных — это как бы продолжение и отражение мира людей. Изначально, в крестьянском быту, животные — это помощники и сотрудники человека, их ждут, о них мечтают, выхаживают, как детей, ими гордятся. Перечитаем, как вспоминает Кондрат Майданников о рождении своего первого в хозяйстве быка, помогшего ему выбиться из горькой нужды, как рассказывает Яков Лукич Островное о своей кобылке от племенной матки. Чувствуется, что речь идет о самом дорогом и близком для этих людей.

Но с приходом в хутор Гремячий Лог коллективизации все меняется. Необходимость расстаться с кровным, нажитым, с тем, что было как бы продолжением твоих рук, с теми, кого ты кормил и кто кормил тебя, оборачивается крушением мира для казаков. И как бы в предчувствии конца света они начинают уничтожать самое дорогое, что имели, жизни без чего не мыслят. Уничтожают тех, на кого от века не поднималась рука крестьянина, — стельных коров и овец, молодняк, не вошедший в силу и крепость, даже рабочий скот. Такое может происходить только в том случае, если крестьянин не рассчитывает жить дальше. Сцены резки скота в романе несут на себе отблеск коллективного самоубийства.

Классовая борьба, затронувшая крестьян, распространяется и на животных. «Раскулаченные» кобели, по выражению деда Щукаря, наводняют хутор. Мы не знаем списка раскулаченных в Гремячем Логе, но цифры собак, потерявших хозяев в результате раскулачивания, которых Щукарь предлагает пустить на шкуры, приводят в содрогание.

«Раскулаченные» коровы не дают молока колхозным дояркам, во всяком случае, доятся гораздо хуже, чем у своих бывших хозяев. Тут и выясняется, что догляд и уход за животными в колхозе гораздо хуже, чем был у хозяев.

Животные в мире романа как бы «равноправны» человеку. Дед Щукарь на полном серьезе воюет с бывшим «кулацким» козлом Трофимом, а потом выясняется, что он любит его — тоже на полном серьезе. «Кулацкая» кобылка участвует в споре-схватке Давыдова с Устином Рыкалиным. Андрей Разметнов объявляет войну котам и кошкам, разоряющим голубиные гнезда, а Макар Нагульнов всерьез занимается устроением петушиного хора, да еще соглашается ценить пение петухов только по «классовому признаку», заявляя, что если бы так красиво и мощно пел не петух Майданникова, а какой-нибудь «кулацкий» петух, то он его и слушать не стал бы.

У образов животных есть и еще одна функция. Они как бы проявляют человеческую сущность и стремления человека, составляя с образами людей как бы развернутые сравнения. Таков образ волка в романе. «Враги» колхозного строя постоянно сравниваются с «волками», но сам грозный зверь в романе появляется в виде... щенной волчицы с отвисшими сосцами. Половцев в сцене резки овец у Якова Лукича очень напоминает волка, но повторяющаяся деталь образа Андрея

Разметнова — «злобноватые глаза» — приводит на ум то же сравнение.

Загнанные на колхозной работе, запаренные правленческой быстрой ездой жеребцы не обращают внимания на кобыл, о которых рассказывает дед Щукарь, напоминают Давыдова и Нагульнова, которые так и погибнут бездетными, вечно «запаренные» колхозными делами, так и не успевшие ни испытать настоящей любви, ни завести настоящей семьи.

Голубиная пара, которую оберегает Разметнов, напоминает ему о его ушедшем семейном и отцовском счастье, но и служит как бы предвестницей его новой женитьбы.

Несчастная старая слепая кобыла, купленная Щукарем у цыган, всю жизнь свою проходившая в чигире, там и ослепшая, а под конец надутая для того, чтобы производить впечатление сытой и веселой, какой-то грустный и щемящий отсвет отбрасывает на образ самого старого Щукаря, весельчака и балагура, прожившего тяжелую и неласковую к нему жизнь.

Итак, у животных в романе «Поднятая целина» несколько художественно значимых функций, очень важных в структуре произведения.

«Поднятая целина» М. Шолохова пришла к читателю с перерывом в четверть века. Первая книга была создана вслед за событиями коллективизации в 1932 году. Вторая доработана после Великой Отечественной войны, она создавалась параллельно с романом «Они сражались за Родину» и рассказом «Судьба человека» в 1959 году.

Первая книга романа «Поднятая целина» охватывает сравнительно небольшой отрезок времени – всего четыре месяца (январь-апрель 1930 г.). Действие ее развивается на очень небольшом пространстве, в основном в районе донского хутора Гремячий Лог. Писателю удалось с большой силой и полнотой раскрыть важнейшие черты эпохи, показать характерные процессы, происходившие в начальный период коллективизации. В романе в полной мере воплощены основные черты реализма: правдивость, историческая конкретность в изображении жизни того времени.

Безусловно, в этом романе сказалось давление определенных схем, возникших в литературе о коллективизации в конце 20-30-х годов. Но надо учесть, что Шолохов верил в необходимость для всей стране скорейшего рывка вперед в деле индустриализации, повышения ее оборонной мощи, вообще усиления ее «монолитности». Шолохов был полон, как и его Нагульнов и Давыдов, исторического нетерпения.

Однако талант Шолохова упорно сопротивлялся насилию схемы. Мы можем проследить это на примере седьмой главы в сцене раскулачивания Фрола Дамаскова. Дамасковы считались на хуторе зажиточными крестьянами: имели большое хозяйство, добротный дом, да и в сундуках добра хватало. Но ведь не с неба сыпалось на них богатство, все доставалось им их собственным трудом. Логика здесь простая: хочешь жить хорошо – работай с утра до ночи. А Дамасковых бог не обделил трудолюбием. Шолохов подчеркивает, что жили-то бедно в основ-ном те, кто не хотел и не умел работать.

С приходом революции все перевернулось, и Дамасковы из зажиточных хозяев превратились в кулаков, как и многие другие: Гаевы, у которых детей «одиннадцать штук», Тит Бородин, который добровольно в 18 году ушел в Красную гвардию. И вот что странно – не нравились почему-то Советской власти работящие люди. Тех, кто работал день и ночь, «цеплялся зубами в хозяйство, как кобель в падлу», вызывали в ячейку или Совет и «стыдили страшным стыдом». Окакалось, что богатым теперь быть стыдно, а быть бедным, пользуясь чужим имуществом, стало нормой.

Когда Андрей Разметнов пришел со своей группой к Фролу Дамаскову, тот попытался возмутиться. И возмущение его понятно. Человек трудился всю жизнь, и теперь на старости лет должен лишиться всего: дома, скота, даже одежды. Но приговор был неумолим – «уничтожаем тебя как кулацкий класс». Для семьи Дамасковых подобная «грабиловка» обернулась трагедией, а для участников раскулачивания – настоящим праздником. Демка Ушаков с явным удовольствием пересчитывал стулья, кровати, сапоги, тулупы. Застенчивый Михаил Игнатенок пытался стащить с хозяйской дочки юбки, которые та успела на себя надеть. Даже Демид Молчун, который говорил только «при крайней необходимости», и то оживился, вступил в разговор. А когда вскрыли амбар, то все просто опьянели от радости. «Червонного золота пашеница» была в огромном количестве: тут и на хлебозаготовку хватит, и скот подкормить.

Однако Андрей Разметнов не разделял всеобщей «опьяняющей» радости. Было что-то разбойничье в их действиях. Не так представлял он себе равенство между людьми – один отнимает у другого. Особенно его поразил тот момент, когда он увидел «новые, подшитые кожей» Фроловы валенки на Демиде Молчуне. Эти самые валенки были на Дамаскове, когда они только пришли. Вечером этого же дня Разметнов придет в сельсовет и скажет Давыдову: «Больше не работаю… Раскулачивать больше не пойду».

Идея раскулачивания – получить все, ничего не делая. Такая вседозволенность расхолаживает людей, лишает их человеческого обличия. Ведь по сути своей раскулачивание – то же грабительство, только официальное, прикрытое ничем не обоснованными распоряжениями и постановлениями Советской власти. Такое насилие неприемлемо для Шолохова, как и вообще любое насилие.