Эти стихотворением поэт хочет передать свои чувства к Л. Брик читателю. Лирический герой говорит, о том, что не выдержит, если любимая женщина его бросит. Он просит, чтобы он заранее простилась, чтобы было не так больно намерения, чтобы было не так больно тому человеку, который её любит:

Ни надо этого,

дорогая,

хорошая,

дай, простимся сейчас.

Наполнить смыслом жизнь лирического героя способна только любовь:

Кроме любви твоей,

Мне

Нету моря, …

Кроме любви твоей,

Мне

Нету солнца,…

Лирический герой, говорит, что если любимая женщина, уйдёт от него, то последней его просьбой будет «хоть последней нежностью выстелить» её «уходящий шаг». Но он всё-таки надеется, что ею будут услышаны сказанные им слова.

Стихотворение состоит из двух частей, совершенно разных по объёму. В первой части описывается внутренний мир лирического героя. Вторая же часть, состоящая из трёх строчек, представляет собой лирическую просьбу. Но я думаю, что и первую часть можно разделить на две маленькие части. Первая – это отношения героя с возлюбленной, вторая – чувства лирического героя.

Маяковский в стихотворении употребляет много эпитетов («иступленный», «сломанная», «дорогая», «хорошая», «тяжкая», «царственный» и другие). Здесь присутствует и сравнения. Например, лирический герой сравнивает свою любовь с трудом быка, его уморила любовь, как быка уморил труд. Но бык отдохнет, «разляжется в холодных водах», а у его любви «и плачем не выманишь отдых».

Маяковский старается поставить значащее слово в конец строки и находит у нему рифму, например, в железе – не влезет, испугав – рукав, иссечась – сейчас, ни бежала б – жалоб, водах – отдых и другие.

В стихотворении каждое слово в отдельности выражает чувства лирического героя. Романтические, нежные, ласковые слова описывают любовь героя, а тревожные, мрачные – ветреные чувства, то есть боязнь того, что любимая женщина его бросит.

Мне стихотворение «Лимычка!» очень понравилось, потому что в нем есть что-то светлое, особенно, внутреннее, что не выразишь словами. Здесь Маяковский выплёскивает свои чувства, ничего не скрывая. Эта откровенность поэта притягивает меня ещё больше. Когда читаешь стихотворение ощущаются все переживания героя. Будто проникаешь в душу поэта и понимаешь всю тонкость «поэтиного сердца», которое чувствует всё, что происходит вокруг. Вот если бы у каждого человека была такая чуткая душа, если бы каждый человек мог так красиво любить.

После похорон В. Маяковского Марина Цветаева напишет: "Боюсь, что, несмотря на народные похороны, на весь почет ему, весь плач по нем Москвы и России, Россия и до сих пор не поняла, кто ей был дан в лице Маяковского".

Маяковский остался непонятым. Предчувствие этого трагического отчуждения, непонимания самого глубокого и чистого, что было в нем, тревожило поэта еще за несколько лет до смерти:

Я хочу быть понят

моей страной.

А не буду понят,

что ж.

По родной стране

пройду стороной,

Как проходит

косой дождь.

Но вот настроение кроткой любви, какого-то неуловимого духовного единения с окружающим миром сменяется неожиданным прозрением. Так же остро и сильно, как ранее любил, теперь чувствует поэт всю мерзость, склизкую и безысходную враждебность этого мира. И луна — та нее самая луна — видится поэту совершенно иной:

...а за солнцами улиц

где-то ковыляла

никому не нужная дряблая луна.

Необходимый для каждой человеческой души этап личностного, морального самоутверждения совпадает у Маяковского со временем его творческого становления. Отсюда та противоречивость, бескомпромиссность, которая свойственна его ранней лирике. Ощущение прилива творческих сил, готовность к работе, постоянному духовному неспокойствию подводят Маяковского к пониманию его поэтического кредо: он должен дать язык безъязыкой улице. Он должен отдать трактирам и площадям этот свой рвущийся, непокорный, непрожеванный крик, Эта роль не может не быть святой для поэта. Он жаждет признания, он верит, что достоин его. И вновь ироничный, чуть насмешливый голос юности, живущий в нем, заставляет Маяковского не только мучиться и любить, обличать и восхищаться, но и просто шутить над собой:

И бог заплачет над моею книжкой!

Не слова — судороги, слипшиеся комом,

и побежит по небу с моими стихами

под мышкой

и будет, задыхаясь, читать их своим

знакомым.

Через много лет, когда юный лирик с раненым сердцем встанет бойцом в рабочий строй, когда почти все забудут о его первой настоящей поэзии, поэзии сердца и любви, поэзии, исполненной боли и одиночества, поэзии колких рифм и разлетающихся строк, поэзии, коробящей и бьющей наотмашь, нежной и поющей, лирический мотив вновь воспрянет в Маяковском. Где выход из тупика, из непонимания, о котором писала Цветаева? Быть может, будущее воспримет поэта, поймет и примет его настоящим, открытым, искренним?

Грядущие люди!

Кто вы?

Вот я,

весь боль и ушиб.

Вам завещаю сад фруктовый

моей великой души.