Уже само название «Отцы и дети» подсказывает, что он построен на антитезе. В романе большую роль играют споры героев, конфликты между персонажами, их мучительные размышления, напряженные диалоги. Сюжет строится на соединении прямого и последовательного повествования с жизнеописанием основных героев. Истории жизни персонажей нарушают течение романного повествования, уводят читателя в иные времена, возвращают к истокам происходящего в современности. Так, биография Павла Петровича Кирсанова прерывает общий ход повествования. Его жизнеописание даже стилистически чужеродно роману. Тургенев, рассказывая историю жизни Павла Петровича, намеренно приближается к стилю и образности романов 30-40-х годов XIX века (на это время выпадает молодость героя), воссоздает особый стиль романтическогоповествования, уводящего от реальной, приземленной повседневности.

В центре повествования фигура Базарова. Все сюжетные нити тянутся к нему. В романе нет ни одного сколько-нибудь значительного эпизода, в котором бы не участвовал Базаров. Из двадцати восьми глав он не появляется лишь в двух. Умирает Базаров, и кончается роман. Система действующих лиц выстроена так, что отношения героев с Базаровым раскрывают читателю их внутреннюю сущность, в то же время сопоставление каждого из них с Базаровым вносит какой-либо новый штрих в характер главного героя. Можно выстроить целую цепочку таких сопоставлений: Базаров - Павел Петрович, Базаров - Николай Петрович, Базаров - Аркадий, Базаров - Одинцова, Базаров - родители, Базаров - Ситников и Кукшина, Базаров - дворовые в Марьине, Базаров - мужики в его собственной деревне, Базаров - Фенечка и т. д. Но думается, главное сопоставление - это Базаров и автор. В романе Базаров оказывается крупнее, масштабнее любого из действующих лиц, и только сила таланта автора, его поклонение вечной истине и вечной красоте торжествуют над Базаровым. Тургенев противопоставляет Базарову не каких-либо героев или группу героев, а саму жизнь.

Чтобы осуществить эту задачу, И. С. Тургенев избирает весьма своеобразную композицию.

Он дважды проводит Базарова по кругу: Марьино (Кирсановы), Никольское (Одинцова), родительская деревенька. В итоге создается поразительный эффект. В ту же обстановку, в схожие ситуации, к тем же людям во второй части романа приходит иной Базаров: страдающий, сомневающийся, мучительно переживающий любовную драму, пытающийся отгородиться от реальной сложности жизни своей нигилистической философией. Даже любимая наука теперь не' приносит облегчения.

Вторая половина романа строится на разрушении прежних связей Базарова с другими героями. «Автор проводит своего героя по книге, последовательно устраивая ему экзамены во всех сферах жизни - дружбе, вражде, любви, семейных узах. И Базаров последовательно проваливается всюду. Череда этих экзаменов и составляет сюжет романа» (Вайль, А. Генис. «Формула жука»).

Постепенно Базаров остается в полном одиночестве, наедине со смертью, которую «попробуй отрицать», она сама «тебя отрицает». В эпилоге романа обнаруживается полная несостоятельность нигилизма Базарова перед вечным движением жизни и величественным спокойствием «равнодушной» природы.