Цель: глубже ознакомиться с содержанием и проблематикой повести «Простак»; научить формулировать и высказывать личное отношение к проблемам, затронутым в произведении; развивать критическое мышление учеников. Текст повести Вольтера «Простак». Углубленный анализ художественного произведения.

ХОД УРОКА

І. Актуализация знаний

1. Вопрос к классу

• Как вы думаете, почему именно выражение Виктора Гюго избрано эпиграфом

Урока?

2. «Затронутая последовательность» (работа в группах)

• Простак едет ко двору. Дорогой он ужинает с гугенотами.

• Приор монастыря Святой Горы, сестра его, встретили гуронца.

• Прекрасная Сент-Ив опирается нежным предложениям.

• Гуронец, прозванный Простаком, узнает о своих родителях.

• Простак побеждает англичан.

• Сент-Ив страдает из-за своей добродетели.

• Прекрасная Сент-Ив умирает.

• Простак приезжает в Версаль.

• Гуронец возвращается к вере. Простак крещеный.

• Простак прибегает к своей любимой и безумно злится.

• Простака заключен в Бастилии с янсенистом.

• Простак влюбляется.

• Простак развивает свой гений.

• Сент-Ив освобождает своего возлюбленного и янсениста.

• Простак, прекрасная Сент-Ив и их родственники сплачиваются.

Методический комментарий

«Затронутая последовательность». Форма работы направлена на проверку знания учениками художественного текста. Фрагменты текста учитель выписывает на отдельные карточки. Ученики должны разложить карточки в том порядке, в котором происходят события в произведении.

ІІ. Мотивация учебной деятельности

Учитель. В повести «Простак» Вольтер последовательно развивает главную идею Просвещения - идею «естественного» человека, доказывая, что такому человеку нет места в обществе, обезображенном «законом условным». Важнейшими чертами главного героя повести является здравый смысл и откровенность. Простак совершает поступки, которые противоречат морали французского общества. Представители этого общества считают юношу довольно странным и даже опасным. Чем глубже Простак знакомится с французской действительностью, тем драматичнее становится его конфликт с ней. Постепенно он понимает, что даже Библию, источник мудрости и добра, используют для оправдания вранья, лицемерия, фарисейства, создания религиозных конфликтов. Чистая душа Простака опирается фальши человеческих отношений, тем не менее, цивилизованные граждане не замечают ее. Именно о конфликте «естественного» человека - гуронца - и французского общества, антимонархические и антиклерикальные мотивы произведения, о которых мы сегодня будем говорить. (Ученики записывают тему и эпиграф урока в тетради.)

ІІІ. Работа над темой урока

1. Лекция с параллельной задачей.

Задача: составить тезисный план лекции. Для подтверждения слов учителя находить соответствующие цитаты в тексте повести Вольтера «Простак» (в материале для учителя

Подаются нужны цитаты).

Методический комментарий

Тезисный план. Поскольку ученикам часто приходится составлять конспекты на основе большого по объему материала, их нужно научить составлять тезисный план услышанного, т. е. с помощью отдельных тезисов записывать самую необходимую информацию. В таком случае во внимание не берется стилевое и синтаксическое оформление записей.

Тезисный план (так же, как и «шпаргалка для себя») помогает максимально точно воссоздать услышанную информацию.

Конфликт «природы» и цивилизации

Уже само название повести Вольтера не только указывает на ее главного героя, но и характеризует его. В начале произведения он так объясняет свое имя: «Меня всегда называли Простаком,- ответил гуронец,- в Англии это имя за мной осталось, так как я всегда говорю искренне то, что думаю, и делаю, что хочу». (Здесь и дальше - перевод Л. Ивченко.)

Итак, естественный человек попадает в цивилизованное общество. Это как раз тот случай, когда «естественный человек» является вместе с тем «человеком из природы», т. е. нецивилизованный, по крайней мере, не по-европейскому цивилизованный, хотя родителями гуронца были французы. Вырос он в дикой Гуронии, т. е. абсолютно экзотической для тогдашних европейцев Америке, потому и не испытал влияние цивилизации.

Выбор главного героя тесно связан с главным конфликтом произведения - конфликтом между мировоззрением естественного человека и европейского цивилизованного общества.

В свою очередь, главный герой и главный конфликт обуславливают использование Вольтером главного приема - очуднения, который заключается в том, что давно известные, обычные факты, реалии жизни воспринимаются, будто впервые увиденные, незнакомые, чудные (отсюда - «очуднения»). Как известно, наилучшими «очуднителями» являются дети, вот и наш герой ведет себя словно ребенок, иногда вызывая улыбку не только других персонажей произведения («...кое-кто решил, что это королевский шут»), а и читателей. В выборе приема очуднения виден незаурядный талант Вольтера, так как кто, как не приезжий гуронец, может лучше увидеть те недостатки цивилизованного общества, к которым сами европейцы уже так привыкли, что и не замечают их? Именно «простак», и лишь он, наилучше мог увидеть очень непростые вещи.

Безусловно, в повести воплотилась идеология Просвещения, да и могло ли быть иначе в произведении человека, именем которого и названа эта эпоха - «эпоха Вольтера»? И есть здесь и сугубо вольтеровские взгляды, которых другие просветители не воспринимали.

Прежде всего, это касается особенностей решения главного конфликта повести, упомянутого выше, который отвечает глобальной оппозиции Просвещения - конфликта природы и цивилизации. Причем Вольтер четко продумал структуру повести и дал своему герою возможность познакомиться с людьми, которые принадлежат к разным прослойкам французского общества. Произведение условно можно поделить на такие эпизоды:

• гуронец и провинциалы;

• гуронец по дороге в Париж;

• гуронец в Париже;

• гуронец и Гордон (в Бастилии).

Итак, в начале произведения гуронец вызывает улыбку, т. е. является персонажем комическим. Но он постоянно оказывается выше цивилизованного окружения. Во время первого знакомства с цивилизованными французами именно дикарь дает им урок этикета: «Чужеземца посадили между госпожой де Керкабон и госпожой де Сент-Ив. Все восторженно смотрели на него, все говорили с ним и все одновременно расспрашивали его. Гуронц это не волновало. Казалось, он руководствовался девизом милорда Болтброка: «Ничему не удивляться», и, в конце-концов, от такого шума его терпение лопнуло и он сказал довольно спокойно: «Господа, в моей стране разговаривают поочередно. Как могу я отвечать вам, когда вы не даете мне возможности вас выслушать?». Ум всегда на несколько минут отрезвляет людей: настала большая тишина». Итак, гуронец учит цивилизованных французов правилам обращения.

Такой же самый урок он дает и относительно языковых проблем. «Аббат Сент-Ив... спросив у него, какой из трех языков более всего нравится ему: гуронский, английский или французский. “Бесспорно, гуронский”,- ответил Простак. “Возможно ли это?! - воскликнула госпожа де Керкабон.- Я всегда думала, что французский язык наилучший из всех языков после нижнебретонского”. Потом немного поговорили о разнообразии языков и согласились, что, если бы не было приключения с Вавилонской башней, все на земле разговаривали бы на французском языке». Как видим, дикарь, уважая свой родной язык, никому его не навязывает, т. е. ведет себя цивилизованно, а французские провинциалы ведут себя как языковые дикари.

Казалось бы, Вольтер абсолютно не отходит от общеевропейской просветительской традиции: оппозиция «природа - цивилизация» решается явным образом в пользу первого компонента. Но именно здесь начинается полемика с Руссо, который абсолютизировал природу и недооценивал цивилизацию. Вольтер едко иронизирует над любимым Руссо понятием «естественного права».